сюжетfaqлицаих ждутсписок персонажейвампирыковеныновемвиратмагияобъявления
махтгисверена
Германия, Швейцария, Австрия 2019 год. Маги живут бок о бок с обычными людьми. Они привыкли оставаться незамеченными, жить по своим собственным законам и свысока смотреть на остальное человечество. Но долго ли это может продолжаться в эпоху повсеместных уличных камер и социальных сетей?

Ты делаешь первый шаг внутрь, а тебя уже приветствуют теплые отблески огня в уютно потрескивающем камине.

В этой библиотеке тысячи томов, но ты точно знаешь, что тебе необходимо

Самое прекрасное, что есть в сокровище, — это то, что оно существует.

Взрослые ужасно испорченные, потерянные люди. Всё потому что они забыли, на самом деле забыли, что вовсе не обязательно притворятся всё время. Фишка в том, что ты вовсе не взрослый.

Alia Tempora

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alia Tempora » Настоящее » твоя мамочка


твоя мамочка

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

твоя мамочка
Hervig Aldenberg, Petra Althaus

http://s3.uploads.ru/t/IQw78.gif http://s3.uploads.ru/t/R6pAN.gif
цитата

Бар Ральфа Алденберга, 15 марта 2019 года
Это был славный вечер, славный, чтобы породниться с братом чуть больше...

+1

2

Я спокойна. Я знаю, что путь моей жизни — мимо.
М.Ц.


[indent] Жизнь бара расцветает в ночи, и не стоило рассчитывать на тишину в будущем. Глупо, глупо. Сесть за пустой столик рядом с барной стойкой и думать о том, что потом будет тише… Петра совсем разучилась думать как обычный человек. Последние разы она поздно задерживалась в лучших ресторанах Вены, может быть, за выбором вина оставалась в погребах секретных мест, может быть, у старых — очень старых — знакомых в гостях. Но не в барах. Это не ее. И все равно сидит, выпивает вторую пинту, которую тянет так долго, как сможет, и ласково улыбается официанту, который приносит третью.
[indent] Никто не знает, будет ли сегодня хозяин заведения на работе, выйдет ли, встанет ли за стойку. Обычный день, все-таки. Ей много рассказали с утра, когда она зашла до закрытия. Девушка зевая убирала столики и Петру попросила подождать хотя бы до середины дня. Она подождала. В номере относительно среднего класса отеля занимала себя двумястами каналами кабельного, пока не пошла на второй круг. И только потом спустилась вниз поговорить с администратором по поводу продления брони.
[indent] Как просто найти человека в век, когда новинки в фильмах о Джеймсе Бонде уже не удивляют — найти маячок в ботинке может каждый, тем более многие и специально запихивают их туда. Просто. Почему-то Петре это все еще не кажется возможным. Она узнала только то, что местечко держит сын Александра, что он бармен, что сегодня он придет поздно, по крайней мере так сказала ей та официантка, что приносила ей пиво дважды. И вот на третий раз совершенно другой человек.
[indent] — У вас пересменка? А знаете, я пожалуй пересяду за бар, а то у вас довольно много посетителей, за столиком может поместиться гораздо больше людей, нежели одна старуха, — со скупой шуткой Альтхаус перекидывает ремень сумки через голову, берет стакан и пересаживается на высокий стул возле очередного флага футбольной команды мира. Если бы она еще знала все их названия… В Росарио все были просто больны футболом, даже те, кто тратил все свое свободно время на балет, то искусство, которое не терпит конкуренции. Либо все свое здоровье здесь, либо ты декорация. Даже в кордебалете ты целиком принадлежишь не себе, необязательно быть примой, чтобы угробиться где-нибудь на передней части сцены. И смерть твою наклон не скрасит, красивее не упадешь.
[indent] Зато рухнуть на дно социальной ямы можно очень красиво: в шелках, бархате, при красивом ухажере, который выламывает твои воспоминания. Может, и сегодняшний день он тоже подстроил? Специально загнал сюда будто отбившуюся от стада антилопу. Осталось только расправиться, не оставив и следа.
[indent] Можно ли красиво думать? Чтобы оставлять в голове только прекрасное? Не «Крик» и не «Апофеоз войны» — да, шедевры, но после них кошмары видишь, — а «Голос» и «Девушка-бачи»? Закрыть бы глаза, открыть и видеть только счастливых людей. Счастливых не от алкоголя, а от жизни.
[indent] Конечно, она нашла нужное место, чтобы об этом рассуждать.
[indent] — Позвольте, официант, извините, что не по имени… У вас только футбол показывают? — указывая на экран, спрашивает Петра больше от желания сказать хоть что-нибудь, доказать, что она не осталась в мыслях, а вот сидит, здесь, в баре. Никакой Мунк не выжрет из нее желание идти дальше со знанием, что за поворотом ее ждет подруга-смерть. Ей доходчиво это объяснили в Вене неделю назад. А футбол… Какой же бар без футбола? Здесь будут только свои, которые не против криков, ругани, мата. Такие как Петра должны вылетать отсюда с началом матча, а не сидеть и разглядывать экран без особого интереса. Еще меньше интереса вызывают те, кто с вожделением смотрят на черные зеркала, как будто на деле там спрятаны иконы. Может, Альтхаус чего-то не понимает, может, в этом и есть весь смысл: она задыхалась от запаха ладана и иконы на водили на нее некий страх, а экран телевизоров могли творить что-то подобное с обычными людьми?
[indent] Две сотни на кабельном. Как будто целая жизнь обернулась вокруг себя, пока Петра искала в ней себе место. И оно оказалось не в Цюрихе, хотя здесь она провела свои самые счастливые годы. Есть ли еще живые, что запомнили ее такой молодой, красивой и счастливой? Нет.
[indent] У нее перед лицом официант, у которого она спрашивает имя, чтобы не оскорбить, когда будет заказывать четвертую пинту чего-нибудь. Куда укажет взгляд в меню.

Отредактировано Petra Althaus (2019-04-27 21:19:58)

+2

3

- Вик!
Он взглянул на часы, подвешенные ровно под потолком. Очередное напоминание о том, что это место принадлежит его брату-великану. Пускай тот был не намного больше самого Гервига, однако стоит признать, что потолок все же, как и Господь (если тот все же существовал когда-то на земле) был к его макушке куда ближе, чем макушка младшего наследника. Часы, как и большинство вещей в этом помещении, не были чем-то примечательным, стрелки есть и то хорошо, а то, что они на фоне деревяшки ни то круглой, ни то квадратной формы, дело совсем неважное. Так или иначе, изрядно силясь рассмотреть цифру, на которую была наведена большая стрелка, Гервиг пришел к неутешительному выводу, что час, о котором двумя днями ранее он условился с Кларой уже настал.
Обычное дело в стенах подобных заведений, подменить кого-нибудь, чтобы потом кто-то подменил тебя. Не то чтобы для Гервига это было действительно необходимой опцией, однако ему все же мало хотелось, чтобы коллеги считали, что у него здесь какие-то особые привилегии, хотя, конечно, в глубине души подобные мысли не могли не дать повода к легкой форме высокомерия.
Натянув на себя подобие фартука с эмблемой бара, он распахнул дверь подсобки, за которой его ждала Клара, чтобы вручить объемный поднос. Ниже его чуть ли не в два раза девушка умудрялась сполна компенсировать это боевым нравом, который выражался то в остром словце, то в суровом взгляде, то в каком-то внутреннем настрое. Вот и сейчас, задрав голову и вперяя глаза-изумруды прямиком в физиономию Гервига, та ждала, когда тот обделается на глазах всех коллег.
- Я иду Клара, - протянул он, - Две минуты, всего две минуты. Волки и то не сразу съедают жертву, - на этих словах он поспешил ретироваться прямиком в зал, на ходу успев перехватить от другого официанта информацию о посетителе, которого ему предстояло перехватить у Клары.
Вообще-то ее было легко найти. В таких местах редко встретишь лебедя, все больше здесь водились лесные животные, коим собственно был и он сам. Не оттого ли так разительно на фоне будничного вечернего хаоса выглядела дама с белоснежными волосами, лишь на мгновение осветившая небольшой клочок пространства вокруг к себя. Но и того мгновения хватило, чтобы Гервиг распознал в ней посетительницу, которой требовалось его внимание, подобно сотням других, приходивших скрасить свой досуг парой кружок крепкого напитка.
- Вик, - он улыбнулся даме, в то же время, всматриваясь в ее неопределенно возрастное лицо. Трудности происходили не только от того, что та была магом, будь она смертной, Гервиг все равно едва ли смог бы определить ее истинный возраст. Что-то между тридцатью пяти и пятидесяти. Хотя вообще-то вопросы возраста давно перестали его волновать, где-то после шестидесяти, когда тот понял, что для мага фразы вроде: «Возраст всего лишь цифры» имеют самое подлинное значение.
- Сегодня важный матч, - начал было он, но заметил, что выражения лица дамы выражает крайнюю степень неосведомленности в этом вопросе, так что данная тема требует развития разве что в целях спровадить ту в ближайший бар к конкурентам. А Гервиг любил чаевые, и, в целом, любил, когда посетители довольны, им поэтому постарался сменить вектор своих мыслей, а вместе с тем и вектор разговора.
- К сожалению, я бы рад переключить, но тогда мы потеряем добрую половину посетителей, и тогда не сносить мне головы, - прибеднился он, уверенный в том, что надавил на чувства стыда посетительницы, - Знаете что, давайте я налью вам чего-нибудь за моей счет. И вы расскажите как вам тут у нас? – Гервиг был уверен, что женщина не из местных. По крайне мере в баре он ее никогда не видел, а чуть ли не каждый рано или поздно заглядывал к Герру Альденбергу на добрую пинту пива, а то и чего-нибудь покрепче.
- Вы же не местная, верно? Откуда приехали к нам? -  его лицо приобрело привычно загадочное выражение, такое выражение приобретают лица, которые расположены к флирту. И пусть Альденбрег не собирался проявлять подобные поползновения в отношении этой дамы, однако рефлексы уже давно стали делать это за него,  что существенно убыстряло установку положительных отношений с незнакомцами.

+2

4

[indent] - Это было бы очень любезно с вашей стороны, - говорит Петра. Ее губы растягиваются в вежливой улыбке, хотя в ней уже есть искра веселья. Силы, она все еще умеет так улыбаться для кого-то, кто так мало ей знаком. Вик. Официант в пабе. Участливый. До момента, когда поверх чека не лягут чаевые. Иллюзия лучшего мира, где всем до всех есть дело. Бывшая балерина готова играть по правилам этого театра, и за стойкой усаживается поудобнее, подкладывая руку под подбородок. Широкий рукав свитера сразу сбегает до локтя, подчиняясь силе притяжения. Люди отчего-то тоже. - Что-то полегче и для дамы, что пила в основном вино. Мальбек.
[indent] Сорта на самом-то деле роли не играют. Она ведь бессмысленно повторяла «повторить», пока в ее разговор с самой собой не вмешалась отдельная от сознания личность. Удивительно - чувствовать себя одинокой в своей же голове, но при этом вести разговор. Вена заставила ее начать сходить с ума, не иначе, но с улыбкой на губах и наукой приказывать. Только человек в ее голове умел делать все это в разы лучше.
[indent] Хитроватый прищур официанта больше о приглашении на флирт. Он как будто протягивает ей сценарий и расписание репетиций вместе взятых: в какой фразе мы можем встретиться? На какой строчке поставить ремарку «смех»? В какой момент уйти на антракт? Петра щурится в ответ, но у нее не получается это делать так же ловко, как когда ее волосы отливали медью. Платина и траншеи морщин на лице дают о себе знать в отражении в зеркале между полками со спиртным. Даже в полутьме ровно по контуру головы ей будет отсвечивать лезвие орудия старушки Смерти.
[indent] - А приходилось ли вам бывать в Аргентине, Вик? - фраза прерывается глотком пива и криком восторженных болельщиков, которым не дает покоя комментатор. Альтхаус не отрывает взгляда от человека, что стоит по другую сторону от ее мира потребителя услуг. Она смотрит на него, едва опустив глаза, но потом как будто спохватывается. Из рук выскальзывает нить, отвечающая за поиск, и Петра ее перехватывает, глядя на свои руки, сжимающие кружку. Она пришла сюда, не потому что ей было одиноко, не потому что в этой стране ей некуда деться - что в какой-то степени правда, - она пришла сюда искать сына, которого судьба ей наказала терпеливо ждать, как он, может быть, когда-то ждал ее. Или не ждал. Может, Александр сразу сказал ему, что Вероника мертва, что она предательница, что он никто. От этой мысли было почти больно. Петра эгоистично хочет понимания и сожаления и готова потребовать это все у смотрящего на нее единственный раз в жизни официанта. Ему ведь, наверное, больше никогда не понадобится изображать перед ней радушие и заинтересованность. - Я из тех краев. Выросла здесь, а живу теперь там.
[indent] Расстояния Петры делятся континентами, хотя прежде она не выезжала дальше Цюриха. А потом была война. Фронт. Вся Европа. Курортный туризм был явно не для Альтхаус. А потом еще война. И скачок на другую сторону океана, лишь бы за ней никто не гнался. И снова обратно. Ей даже не нужно, чтобы ее кто-то ждал, пускай ее телефон с контактами подруг и учениц неожиданно пропал в Вене буквально на второй день. Пропал. И с ней разговаривали в итоге только Швальц, хозяйка квартиры, продавцы, кассиры, соседи, официанты... Можно было поверить в то, что они все были одним лишь человеком, и он стоит перед ней, включая в себя все их обличья лишь ради того, чтобы удивиться, как это ее так далеко занесло.
[indent] Петра долго смотрит на Вика перед тем, как улыбнуться с озорной остротой.
[indent] - Так что мне просто положено знать немного о футболе. Может, даже чуточку больше, чем всем, кто здесь присутствует. Может, рядом со мной выросли их кумиры, а они даже не знают, кто запрещал им шуметь после десяти вечера, - она говорит длинные фразы, а это значит, что ее немного ведет. В прежние времена, когда планка в пятьдесят два килограмма казалась ей оскорблением, Альтхаус хватало аромата винной пробки. После шнапса в военной фляжке все стало гораздо страшнее. Может быть, ее организм мог бы и свиней переваривать. Силы хранили от зла.
[indent] - А вы здесь по опыту путешествия в Ирландию? Знаете, история о том, что вы могли бы полюбить эту страну и привезти ее с собой, могла бы стать хорошей основой для рассказа. Увидеть Дублин и решить, что судьба в клеверах и лепреконах, - ухмыляется Альтхаус, впрочем, она больше похожа на ту, кто смотрит свысока и считает любого, кто не пошел ее дорогой, неправым. О, какое же это заблуждение. Она готова боготворить каждого, кто не поступил так же, как и она.

0


Вы здесь » Alia Tempora » Настоящее » твоя мамочка