сюжетfaqлицаих ждутсписок персонажейвампирыковеныновемвиратмагияобъявления
махтгисверена
Германия, Швейцария, Австрия 2019 год. Маги живут бок о бок с обычными людьми. Они привыкли оставаться незамеченными, жить по своим собственным законам и свысока смотреть на остальное человечество. Но долго ли это может продолжаться в эпоху повсеместных уличных камер и социальных сетей?

Ты делаешь первый шаг внутрь, а тебя уже приветствуют теплые отблески огня в уютно потрескивающем камине.

В этой библиотеке тысячи томов, но ты точно знаешь, что тебе необходимо

Самое прекрасное, что есть в сокровище, — это то, что оно существует.

Взрослые ужасно испорченные, потерянные люди. Всё потому что они забыли, на самом деле забыли, что вовсе не обязательно притворятся всё время. Фишка в том, что ты вовсе не взрослый.

Alia Tempora

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alia Tempora » Настоящее » Огонь маслом не тушат


Огонь маслом не тушат

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Огонь маслом не тушат
Хайнрих Вельф, Мария Гессе

http://s9.uploads.ru/gMXio.gif http://forumfiles.ru/files/0003/ac/ce/43532.gif

Дюссельдорф, Германия, 3.03.2019
Служба полицейского сложна и опасна, особенно отставного полицейского, пропавшего из общественного поля зрения десять лет назад. Иоганн Шнайдер, бывший сотрудник Федерального ведомства уголовной полиции Германии, страдал редкой идеей-фикс: верил во всевозможные заговоры и паранормальные явления. Связано ли это с необычными событиями, которые ему преследовали на протяжении последних двух десятков лет, или с богатой фантазией — неизвестно — но «фриком» среди однополчан был именно он. Уйдя из полиции, Шнайдер посвятил все свои последующие годы странным расследованиям, приведшим его в неприметный паб на границах родного города, куда отставной полицейский решил позвать своего бывшего напарника и дочь покойного друга.

0

2

Что должен делать человек, с которым спустя десять лет связывается старый друг и зовёт на встречу в паб? А если этот человек — отставной полицейский, притом с манией преследования и верой во всемирный заговор? Иоганн, как и любой хороший «коп», знает — такие встречи нежелательны, опасны и ни к чему хорошему не приходят. Отставной полицейский, пропадающий с радаров, а не живущий в милом пригородном домике на пенсию, всегда найдёт себе проблем и захочет эти проблемы передать тем, кто остался на службе. Вельф не хотел себе новых проблем, у него своих было предостаточно, но любопытство взяло своё, ведь любопытно же, что «псих Шнайдер» расскажет.

Отработав свои положенные девять часов и закрыв увесистую папку с новым делом, Хайнрих спустился на парковку и уселся за руль служебного авто. Потратив ещё минут десять на сомнения, мужчина таки решился ехать в назначенное место. Типичные дюссельдорфские пробки, несмотря на все объезды по небольшим улочкам, внесли коррективы и на месте Вельф оказался немногим позже — целых десять минут опоздания. Не родившись в Германии, Хайнрих всё же оставался немцем и стремился к швейцарской точности и пунктуальности, а потому успел сам себя хорошенько отчитать за оплошность.

Выйдя из авто, он бросил взгляд на паб и вынул пачку с сигаретами из кармана. «Раз опоздал, три минуты погоды не сделают» — заговорила в нём южноамериканская натура, которую он впитал если не с молоком матери, то с распиздяйства брата. Закурив, Вельф принялся осматривать окружение, зацепившись взглядом за старый Вольво то ли 2001, то ли 2002 года. Очевидно, дела Шнайдера после отставки не пошли в гору, раз он по прежнему ездит на этом автомобиле, иначе за десять-то лет сменил бы на что-то по-приличнее.
Трещина на лобовом стекле и пара вмятин на капоте прям кричали «мы повидали кое-какое дерьмо и ты обязан узнать, какое». Любой вчерашний студент полицейской академии обратит внимание на эти следы очевидного столкновения тела о металл, не говоря уж про «Хайнриха-со-стажем», как он сам себя назвал много лет назад в анкете для соискателей.

Бросив бычок в мусорное ведро, мужчина начал осторожно переходить дорогу, пропуская медленно ползущие машины перед собой. Добравшись до входа в паб, Вельф ещё раз осмотрелся — вдруг кто-то пытается высмотреть его из-за спины. Убедившись, что никого подозрительного нет, мужчина открыл дверь и…

Взрывы в кино никогда не похожи на те, что происходят в жизни. Первым делом человек чувствует резкое тепло — оно напоминает ощущение, когда рука прикасается к раскаленному металлу. Хочется одёрнуть в сторону, но при взрыве это не получается и тепло бесконечно нарастает, сменяясь в определенный момент жгучей болью. Дальше следует ещё более неприятное чувство, как будто что-то бьёт в грудь, ноги и голову, одновременно оттягивая за шиворот назад. Ещё мгновенье и ты уже впечатан в землю так, словно тебя асфальтировали.

Добрые полминуты Хайнрих просто лежал, сжимая ладони от боли и надеясь, что когда-то четыре картинки станут одной, притом без операции на мозге. Подбежавший полицейский дважды прошёлся ладонью по щекам Вельфа, пытаясь вернуть его в сознание. Открыв глаза, мужчина с характерной болезненной гримасой встал, достав пистолет. Полицейский тут же отступил и начал судорожно вытягивать свой из кобуры. Опустив свой, Хайнрих вытянул патрульному своё удостоверение и принялся осматривать место происшествия.

Среди дюжины убегающих от взорванного паба человек Хайнрих приметил одного подозрительного. Не поддаваясь панике и сохраняя абсолютное хладнокровие, он перебежал улицу и нырнул в один из переулков. Указав пальцем на беглеца, Вельф помчался за ним, а полицейский — за Вельфом. Нога ныла от боли, а рука с пистолетом дрожала, когда Хайнрих, встав спиной к стене, остановился возле угла. Полицейский кивнул Хайнриху и нырнул в переулок, но тут же упал наземь с дырой в груди. Притом дыра была приличная, словно через него прошёл танковый снаряд.

Набравшись смелости, мужчина буквально на мгновение выглянул за угол. Не увидев никого, он вышел уже на пол-корпуса, держа перед собой Кольт. Медленно идя вглубь переулка, Хайнрих останавливался у каждой преграды — очередной неровности в стене или за мусорным баком. Последний, кстати, оказался единственным пристанищем, когда Вельф услышал чей-то нервный голос. Спрятавшись за грудой мусора в железе, он начал прислушиваться.

+1

3

Прошло две недели с того дня, как Мари переехала в Дюссельдорф. Она все ещё не была уверена, что поступила правильно. В новом городе у нее почти не было знакомых, вся семья осталась в Висбадене, здесь же она знала только человека по имени Иоганн Шнайдер. Да и то, информации о нем, кроме старой дружбы с отцом, у Марии не было. Она постаралась ненавязчиво расспросить мать, на Анна как всегда при малейшем упоминании имени своего покойного первого мужа постаралась как можно быстрее сменить тему. Отчим тоже ничего ей не рассказал, впрочем, Мария и не могла с ним говорить прямо, чтобы он не передумал помогать ей с переводом в Дюссельдорф.
Вообще это очень странно и даже необдуманно: перебираться на новое место по зову человека, которого видела всего пару раз в жизни. Но прошедшие двадцать лет с гибели отца не притупили боль Марии, а только добавили вопросов в бесконечный список. Это уже больше походило на одержимость. Девушка была уверена, что пока не узнает правды, не сможет жить спокойно. Не сможет наслаждаться общением с друзьями, отдыхом, отношениями и всеми прочими радостями, что так ценят многие люди.
Первую неделю, знакомясь с новыми коллегами и вникая в свои новые обязанности, Мария все ждала звонка от Иоганна. Через десять дней она уже стала сомневаться в том, что он с ней свяжется. Но успокаивала себя тем, что вдали от матери и отчима ей станет зато легче дышать. Правда, в середине второй недели Иоганн все же позвонил и назначил встречу, мимолетом упомянув, что в пабе к ним присоединится ещё один человек. Какой-то опытный следователь, чья помощь будет едва ли незаменима, чтобы довести начатое до конца.

Ни имени, ни прочих подробностей Иоганн не сказал. Это Марию насторожило. А, может, она все же ошиблась? Может, этот человек какой-то сумасшедший, или все это подстроено? В конце концов, он до сих пор не сказал ей ничего, лишь туманно обещая помочь с ответами о деле отца.
В назначенный день Мария буквально извелась на работе. Несколько раз она меняла свое решение. Под конец дня убедила себя никуда не ехать - это гораздо умнее и безопаснее. Но по дороге домой, когда на встречу с Иоганном она уже опоздала, Мария все же передумала. Резкий разворот, и машина направилась в сторону паба. Припарковавшись, Мария ещё посидела несколько минут за рулем, в очередной раз обдумывая все “за” и “против”. В конце концов, они же в людном месте, а у нее есть оружие. Что может случиться?
Потянув ручку, Мария открыла дверь и вышла из машины, а едва прозвучал сигнал включенной сигнализации, как раздался взрыв. Улица наполнилась дымом и криками людей. Тот самый паб, в котором ее должен был ждать Иоганн со своим товарищем, был объят огнем. Смог ли он спастись? А, может, он сам…

Раздумывать было некогда. Цепкий взгляд Марии зацепился за подозрительную фигуру. Пока все в панике разбегались вокруг паба, он спокойно завернул за угол и уверенно шел как можно дальше от места происшествия. Долго раздумывать Мария не стала. В таких ситуациях редко начинаешь мыслить критически о том, может ли быть он вооружен и справится ли она с ним. Единственная разумная мысль - пойти ему навстречу с другой стороны, чтобы перехватить. Точнее не пойти, а побежать.
Обежав дом с обратной стороны, Мария услышала грохот от падения, а выбежав в переулок увидела того самого человека, перед которым на земле лежало тело, Руки автоматом потянулись к пистолету, и едва он обернулся, как Мари нажала курок. Раньше ей никогда не доводилось стрелять в живую цель. Отчим держал её как можно дальше от опасных дел. Так что сейчас Мария действовала скорее из страха, нежели по опыту. Незнакомец упал, и женщина подошла ближе, не отводя от него взгляд.
Что говорят в таких ситуациях? “Вы арестованы”? - наверное, прозвучало бы нелепо, скажи она сейчас нечто подобное. Преступник, приложив ладонь к кровоточащей ране, поднял на нее помутненный взгляд и вдруг улыбнулся. Улыбка напоминала более безумный оскал сумасшедшего.

- Отвечайте, кто вы? Как вас зовут? - вдруг выдала Мари. Вопросы не очень уместные, когда в нескольких метрах от тебя погибло с десяток человек, а рядом ещё один труп. Но связано ли это с тем, что хотел ей рассказать Иоганн? Или все это лишь совпадение? - Сюда едет подкрепление, - это уже попытка обезопасить себя хоть как-то. - Не пытайтесь бежать и сопротивляться.
Не сводя прицела с незнакомца, она опустила на мгновение взгляд к трупу. Мужчина, в форме, с дырой в груди, какой-то неестественной для отверстия для пули.
- Что вы с ним сделали? - в её голосе легко можно было услышать недоумение. Мария успела увидеть разное, несмотря на опеку отчима, хотя бы в отчетах и на различных досмотрах. Но что этот убийца сделал с полицейским, она не знала.
- Слишком много вопросов для человека. Лучше бы бежала пока не поздно - раненый, наконец отозвался. Его голос был наполнен желчью и сарказмом, после он едко рассмеялся. А недалеко слышался уже гул сирены. К пабу подъезжали скорая, пожарная, полицейские. Ей бы и, правда, не помешало подкрепление. Несмотря на рану, преступник не выглядел растерянным или ослабленным, и это пугало девушку.

+1

4

Внезапный выстрел заставил Хайнриха пригнуться еще ничего, как если бы это помогло бы ему стать более незаметным. Крик и стон мужчины, а вслед за ним женский голос — не слишком уверенный для матерого полицейского. Требование назвать имя и ответные угрозы убедили Вельфа, что за «баррикадой» находится полицейский и подозрительный тип, лишь парой мгновений назад убивший офицера полиции. Нащупав значок, Хайнрих сделал глубокий вдох и резко встал, отчего в глазах заиграли мурашки и равновесие немного сбилось.

— Уголовная полиция, - чуть ли не вскрикнул от волнения Хайнрих, нацелив пистолет на лежащего мужчину, а значок — на женщину, стоявшую над ним. Сделав ещё несколько шагов, Вельф дождался осенения в глазах девушки, после чего резко ударил ногой пострадавшего по кровавой руке, которой тот пытался остановить кровь. Само собой, мужчина громко закричал, а Хайнрих принялся делать своё дело.
Спрятав значок и пистолет, он быстрыми движениями перевернул стонущего от боли мужика на живот, приложился коленом ему на спину и, достав наручники, застегнул их на запястьях «подозреваемого».

Встав на ноги и достав снова Кольт, Хайнрих вдоволь отдышался — слишком много движений после полётов на ударной волне, да и возраст уже не тот. Выждав паузу и дав пульсу прийти в норму, он кашлянул в кулак и обратился к лежащему лицом в асфальт мужику:
— Полагаю, он не настроен знакомиться, в отличие от меня — Хайнрих Вельф, я следователь и был свидетелем убийства офицера полиции, — бросив взгляд на тело с дырой в груди, Хайнрих взгрустнул, — предположительно мужчиной, который сейчас плавит наручники, — с едва заметной улыбкой закончил речь Хайнрих, после чего направил пистолет на мужчину и выстрелил. Пять раз.

Подождав ещё несколько секунд, пока тело перестало дергаться, Хайнрих опустил руку с Кольтом и протер свободной рукой глаза.
— Что-ж, фройляйн, мы в затруднительном положении. Два полицейских в темном и плохо просматриваемом месте повалили человека на землю, надели на него наручники и пустили в него шесть пуль, от которых он — будем надеяться — скоропостижно скончался, — выждав небольшую паузу, Хайнрих обернулся — ах да, ещё тут есть труп другого офицера полиции. Вы были совершенно правы, сюда действительно едет подкрепление, и пока оно не приехало, нам нужно решить, что делать, — опустившись снова на колено, Хайнрих начал рыскать по карманам мертвеца.

— Боюсь, в данной ситуации я не могу быть максимально объективным, так как пребываю в легком шоке и вынужден переложить всё бремя принятия решения на ваши плечи. Мы можем дождаться подкрепления и надеяться, что нам поверят с первого раза, либо вы можете собрать гильзы с пола, а потом помочь мне усадить нашего нового знакомого вон в тот мусорный бак, пока он не истёк здесь кровью и не сделал своё скрытие бессмысленным.

+1


Вы здесь » Alia Tempora » Настоящее » Огонь маслом не тушат