сюжетfaqлицаих ждутсписок персонажейвампирыковеныновемвиратмагияобъявления
махтгисверена
Германия, Швейцария, Австрия 2019 год. Маги живут бок о бок с обычными людьми. Они привыкли оставаться незамеченными, жить по своим собственным законам и свысока смотреть на остальное человечество. Но долго ли это может продолжаться в эпоху повсеместных уличных камер и социальных сетей?

Ты делаешь первый шаг внутрь, а тебя уже приветствуют теплые отблески огня в уютно потрескивающем камине.

В этой библиотеке тысячи томов, но ты точно знаешь, что тебе необходимо

Самое прекрасное, что есть в сокровище, — это то, что оно существует.

Взрослые ужасно испорченные, потерянные люди. Всё потому что они забыли, на самом деле забыли, что вовсе не обязательно притворятся всё время. Фишка в том, что ты вовсе не взрослый.

Alia Tempora

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alia Tempora » Настоящее » Никогда не разговаривайте с неизвестными


Никогда не разговаривайте с неизвестными

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Никогда не разговаривайте с неизвестными
Mahtgis von Altenstein, Leonardo Miller

http://s7.uploads.ru/5iyJC.gif
... ну или хотя бы постарайтесь их не злить

Гриндельвальд, Швейцария, 1 марта 2019 года
Пару слов о технике безопасности на горонолыжной трассе

+1

2

С горными лыжами Махтгис познакомился в одиннадцать лет, и с тех пор они стали для него одним из символом новой жизни. Может, это и было основной причиной его привязанности к этому занятию, но сам он предпочитал говорить, что дело в непередаваемом чувстве свободы от всего: от магии, от мира и людей, от городов, от суеты и проблем. Да, возможно, это было банально, но уже с двадцати лет он всё регулярнее наведывался в Альпы, и к нынешним почти тридцати семи уже, кажется, успел побывать на всех или почти всех пригодных для комфортного спуска склонах. Точнее, на всех благоустроенных спусках - Махтгис ценил комфорт и отказываться от благ цивилизации и в первую очередь подъёмников ради каких-то сомнительных достижений не собирался. В доме Праха уже давно уяснили, что если на дворе лыжный сезон, а главы нигде нет, то скорее всего искать его стоит где-то в Альпах. Точнее, искать его не стоит вообще, потому что найти одного мага “где-то в Альпах” и не факт, что вообще в швейцарских - та ещё задача.
Сегодня выбор пал на весьма известную среди лыжников швейцарскую деревню Гриндельвальд, как на неплохое сочетание цивилизации и “диких” склонов. Ну или просто потому что это место было первым, что пришло ему в голову, а сегодня здесь ещё была и неплохая погода. Любимыми местами Махтгис так и не обзавёлся, предпочитая им разнообразие и случайности.
Он считал себя весьма опытным лыжником, выбранная трасса была самой малолюдной из здешних (потому и выбрал), так что спускался он быстро и больше глядя вдаль, чем перед собой. Человека, то ли притормозившего на его пути, то ли просто двигавшегося недостаточно быстро, он заметил только когда предпринимать что-либо было уже поздно. Он, конечно, попытался затормозить, но куда там… Они упали в снег вместе незнакомцем, и не начали увлекательное кувыркание вниз по склону только от того, что Махтгис успел задержать их, за секунды согнав снег в приличных размеров сугроб на их пути. Так-то импульса столкновения и крутизны склона вполне могло хватить во-о-он до тех кустиков…
- Scheiße!, - с чувством прошипел он, сев и методично вытряхивая снег и всех тех укромных мест, куда он успел забраться. - Спуск для новичков - там, - раздражённо добавил он, небрежно махнув рукой в сторону. В правильности направления он уверен не был, да и не сильно-то заботился.
Попытка встать обернулась не очень приятным сюрпризом. Махтгис сдавленно вскрикнул от резкой боли в голени, но хотя бы смог не упасть - просто аккуратно сел обратно. Прекрасно. Просто прекрасно. Медальон, конечно, справится с этой проблемой, и скоро он сможет продолжить спуск, как ни в чём не бывало, но пока что остаётся только сидеть и ждать.
Пока он отстёгивал лыжи, ставший причиной падения парень, пропадать в указаном направлении отчего-то не спешил. Кажется, его взгляд, в котором должно было читаться “Какого чёрта ты всё ещё здесь?” был недостаточно красноречивым. Беспокоиться о состоянии незнакомца Махтгис и не думал. Если бы тот умер или сильно покалечился, он бы почувствовал. А даже если бы и умер? Совершенно ведь не повод и дальше портить себе отдых.

+1

3

Миллер не хотел просыпаться в такую рань, да еще в свой первый выходной. Но пришлось. Хотя бы по той причине, что его неугомонный коллега по институту вдруг удумал покататься на лыжах в горах. В чем проблема, подумал было, Миллер, езжай и катайся сколько тебе влезет. Но нет… Ричи хотелось не одному покататься, а в компании своего хорошего друга Лео.
Нельзя не сказать про то, что уговаривать Лео пришлось крайне долго, пока тот в конец уже просто  не сдался. И даже не по причине того, что решил составить компанию неугомонному другу, а чтобы тот просто наконец-то от него отстал. И увы, согласиться на горные покатушки было единственным выходом из данной ситуации.
Кататься на лыжах Лео не любил от слова вообще. Еще учась в школе и посещая занятия физкультуры, ему приходилось иметь дело с этим ненавистным видом спорта. Он прекрасно понимал, что рано или поздно эти две палки снова его постигнут. Но не знал, что так скоро. Да, со школы прошло немало лет. Но он от всего сердца надеялся, что хотя бы до старости его этим не станут терзать. Однако, братан, обломись.
И вот, сейчас он такой, во всей своей горнолыжной амуниции стоит на краю спуска, дабы наконец-то поехать. Ну замечательно, просто превосходно, подумал он. Но делать было нечего, отступать некогда и тем более поздно.
Стартанув с обрыва, Лео ехал неспеша, ибо не особо любил крутые виражи на склонах. Он скорее просто хотел спокойно покататься, ну и попытаться получить хоть какое-то удовольствие от этого времяпровождения в заснеженных красотах Альп.
Да, надо признаться, что места тут реально красивые. Как жаль, что свой фотоаппарат он оставил дома. Ну не беда, чуть позднее на свой телефон зафиксирую. Он продолжал скатываться по красивой заснеженной дороге. Кругом почти никого. А это как нельзя бесценно. Порой так хотелось сей божественной тишины, и чтобы тебя никто не терзал со всех сторон.
Нет, социофобией он не страдал. Просто этакий любитель прекрасного уединения. Да и чгео греха таить-то, Леонард никогда не был заядлым тусовщиком, не любил шумные вечеринки и подобные массовые скопления людей. Красоту и покой он искал в тишине. Хотя, порой так хотелось ее с кем-то разделить. С тем, кто тебе будет дорог и любим тобою.
Лео на время затормозил, ибо кто-то вдруг решил позвонить ему на телефон. Но не успел парень достать его из своего кармана, как внезапно нечто или некто довольно сильно врезались в его спину, из-за чего Миллер банально не удержал равновесие и кубарем покатился вперед.
Одно радовало, что сей экстремальный спуск не был длительным. Какие-то считанные мгновения, и они тут же затормозили. Выплюнув снег, парень не сразу смог прийти в себя. И только попытавшись приподняться на локтях, он понял, что довольно сильно саднит левый бок. Скорее всего отбил, пока падал. Ну и фиг с ним.
Потерев ушиб, он осмотрелся по сторонам, после чего его тут же привлек голос. Нетрудно было догадаться, что сей звук исходил от того, кто собственно и стал причиной этого падения.[float=left]http://s8.uploads.ru/Gd0qZ.gif[/float]
-Да ладно?! Чо, серьезно чтоль? А я, блин, не знал, что для новичков там спуск… Тогда скажи мне, какого хрена ты, новичок, торчишь на трассе для любителей?! Сам же только что сказал, где те надо было кататься!
Зря тот парень на него вот так наехал. Миллер не был из тех, кто не может сдать сдачу. Чем-то задели его? Получите ответочку.
Лео попытался встать. Первая попытка была не очень, зато со второй все получилось.  Такс, одна лыжа сломана, вторая удачно треснута. Прекрасно. Где палки? А хрен знает где, наверное в снегу торчат. Чуть позднее их поищет. А пока Лео тут же направился к тому парню.
Подойдя вплотную, он посмотрел на него. Хотелось прибить, конечно, но почему-то не стал этого делать.
-Ну, что ты тут расселся? Помочь встать?
После чего протянул руку ему.
-И я надеюсь, что хоть сейчас ты не утащишь меня кататься на пузе… Нет, ну это вообще уму непостижимо. Как меня можно было не увидеть? Мой тебе совет – либо надевай очки, либо хоть сигнализируй о том, что мчишься, как огненный шар….Ну, чо расселся? Яйца отморозить решил? Дай, помогу встать, говорю же…

+1

4

“Лучше бы он всё-таки умер!”
Этому лыжнику недобитому хватило пары секунд, чтобы Махтгис утвердился в этой мысли. Он говорил, говорил, говорил и, честное слово, сложно было поверить, что он сам вникал в то, что именно говорит. Видимо, просто сработал рефлекс “сам дурак”. Отвечать на всякие глупости не хотелось, но от насмешливого фырканья Махтгис всё же не удержался. И от комментариев тоже.
- Любитель, ты точно не заблудился? А то знаешь, тут по обе стороны от деревни трассы есть?
Вряд ли парень мог в полной мере оценить, сколь неподходящее время он выбрал, чтобы в буквальном смысле этого слова встать у Махтгиса на пути. Как бы некроманту ни хотелось считать себя идеальным главой дома Праха, он не мог не признать, что чего-то ему не хватало. Сдержанности, хладнокровия - настоящих, а не показных. То ли дело в возрасте, то ли в характере. Махтгис предпочитал считать, что в первом, хотя и понимал, что тридцать семь - детский возраст только с точки зрения магов. Он старался, как мог, и считал, что получалось неплохо, но время от времени ему всё же требовалось спустить пар, и горы давали эту возможность.
Если бы незнакомец это понимал, он бы уже наверняка поспешил убраться. Вместо этого он предложил помочь. И скептических взгляд Махтгиса, который даже не глянул на протянутую руку, его совсем не смутил. Маг тем временем отстегнул лыжи и тщательно осмотрел каждую. Что ж, на один спуск их ещё хватит, а потом он проверит их более обстоятельно.
Нет, отстанет он в конце концов или нет?
Махтгис не мог вспомнить, доводилось ли ему сталкиваться со столь настойчивым предложением помощи. Казалось, что если он и дальше будет игнорировать этого чудика, то силой потащит его вниз по склону, причём из самых благих побуждений. И непрерывно ругаясь.
Нет, он вовсе не был таким уж неженкой и, если надо, смог бы доковылять и сам. Только зачем? Стоило лишь немного подождать и от трещины, растяжения или что там у него не останется и следа. Так к чему эти идиотские превозмогания?
Только вот как объяснить это человеку?
Точнее, по мнению особо толерантных идиотов, сам Махтгис, как и все остальные маги тоже был не более чем человеком… Ну что ж, тогда стоит спросить по-другому: как это объяснить недочеловеку?
Махтгису надоело ждать, пока фонтан красноречия иссякнет сам собой. Не вставая, он аккуратно уложил лыжи рядом с собой, и ещё раз смерил так горящего желанием помочь парня.
- Какое тебе дело до моих яиц?
Быстрый жест, как будто он отмахивался от назойливой мухи, и ноги незнакомца заскользили вниз, как если бы кто-то схватил его за лодыжки и потянул назад. Хотел кататься на пузе? Вот пусть и катается. О том, что парень заподозрит использование магии, Махтгис не думал. Его опыт говорил, что большинство людей признают существование сверхъестественного только когда другого выбора у них не остаётся, а остальные бегают по знахаркам, гадалкам и создают общества любителей инопланетян, и их всё равно никто не слушает. Мало ли, может, он сам поскользнулся…
Махтгис вытянул ногу и на пробу пошевелил ступнёй. Уже гораздо лучше, но всё же стоит подождать ещё немного.
- Проваливай отсюда, ладно? - коротко вздохнул он.

+1

5

Упрямство – как одна из основных составляющих Леонардо Миллера. Хотя, сказать по правде, в сей ситуации у него заиграло далеко не просто типичное упрямство, а в добавок еще и упертость. А это, поверьте мне, несколько более негативное для человека. Однако, Лео даже не заморачивался над этим от слова вообще.

Как уже говорилось, если кто и посмел хоть как-то задеть его, то пиши пропало. Миллер найдет всевозможные способы, чтобы тебя доконать, в прямом смысле этого слова.
Тоже самое случилось и в ситуации с этим незнакомцем. Противный блондин реально начинал его конкретно так бесить. Впрочем, чувствовалась полнейшая отдача, чего уже скрывать-то… Что еще тут сыграло? Ах да, Лео не умел порой просто закрыть свой рот, когда это ой как требовалось. И видимо сейчас это сыграло с ним не очень хорошую шутку.

Где-то внутри Лео прекрасно понимал, что следует закончить диалог с этим болваном, который умудрился на него так наехать. Но, порой мы поступаем совсем не так, как хотелось бы, не так, как следовало бы по правилам. Излишние эмоции и взрывные чувства нередко играют с нами, заставляя потом сильно сожалеть о содеянном.
Он все же держал руку, предлагая свою помощь. Но видно, что этот незнакомец даже не желал ничего подобного. Более того, несколько скривился и прекрасно всем своим видом давал понять, что ему оно не надо.
Миллер хотел было что-то еще ему сказать, но тот внезапно как-то странно от него отмахнулся, а ноги Лео ни с того ни с сего подкосились, и он упал, немного откатившись назад по склону. Но совсем недалеко, всего на каких-то пару-тройку метров. Сказать по правде, он вообще не понял, как оно произошло. Ведь его даже не ударяли, а всего лишь махнули рукой. Что, черт возьми, за странная и непонятная реакция.
-О, черт!
Но Миллер почему-то сейчас не стал заострять на этом внимание. Более того, он был почему-то твердо уверен, что его падение как-то связано с самим этим довольно противным парнем, который выглядел весьма наглым и несколько мерзким. Что еще больше разозлило его.[float=right]http://s3.uploads.ru/w81Jq.gif[/float]

-Да пошел ты, придурок недоделанный! И сиди тут… Наверное, ты давно хотел стать снеговиком, верно же? Смею тебя заверить, через несколько часов тебя не отличить от настоящего, которого так любят катать детишки…
Нагло усмехнувшись ему в лицо и стирая снег со своей одежды, парень все же направился к месту падения. Он хотел сейчас все-таки попробовать отыскать свои лыжные палки, собрать то, что осталось от самих лыж, а после вообще двинуться куда подальше.
Ему не терпелось как можно скорее убраться с этого чертового места, а после двинуться домой. Какого только хрена он вообще согласился на эти гребаные лыжные покатушки-то?! Лучше бы торчал дома за книгами, ей богу…

+1

6

Падение незнакомцу помогло, но, к глубокому разочарованию Махтгиса, очень не надолго. Ещё даже отряхнуться толком не успел, а словесный фонтан уже забил с новой силой. И ведь на самом деле всё это было сущей мелочью. Что ему слова какого-то человека, который рано или поздно, но всё же уберётся восовояси, а через пару дней напрочь забудет об этой встрече. И Махтгис ведь тоже забудет: не стоит этот парень того, чтобы позволять ему задержаться в памяти больше, чем на пару часов.
И всё же сейчас его глупые оскорбления будили злость куда более глубокую, чем могло бы вызвать такое незначительное происшествие.
Червяк. Он ведь даже и подумать не может, какая пропасть их разделяет. И не потому что Махтгис - глава дома, а этот... да кто он вообще такой? Достаточно уже того, что какими бы способностями этот умник не обладал, ему не сотворить и простейшего заклинания. А лет через сорок, когда на Махтгиса наконец перестанут смотреть в Новемвирате, как на малолетнего выскочку, этот уже будет готовиться к закату своей жизни. Кто в здравом уме мог бы сказать, что они равны? Как маги добрались до идеи, что их жизни представляют равную ценность? Абсурд ведь, причём очевидный любому, кто не двинулся рассудком.
И если бы деда не остановили - то есть, давайте называть вещи своими именами, если бы его не предали, - такие как этот, знали бы своё место и уж точно не мнили бы себя венцом творения.
В тот момент Махтгис не испытывал желания убить незнакомца. Он всего лишь хотел увидеть в его глазах подобающий ситуации страх, раз уж на уважение рассчитывать явно не приходится. Но он понимал, что по-другому это и не закончится. Случись чёртову придурку оказаться услышанным нужными людьми, у Махтгиса могут быть проблемы, ведь среди магов теперь стало модно няньчиться с теми, кто без колебаний уничтожил их всех, если бы мог и знал.
Знай этот парень, что творится в голове у некроманта, он бежал бы со склона без оглядки, забыв про лыжи - всё равно ведь сломаны. Но он возвращался. Махтгис быстро убедился, что они тут всё ещё одни.
- Это ищешь? - подал голос маг, всё ещё сидя. Из сугроба величаво выплыла  одна из потерянных лыжных палок. Секунду спустя - другая. Обе зависли в метре над землёй.
Он дождался пока парень в очередной раз посмотрит на него и демонтстративно щёлкнул пальцами - перчатки он снял ещё когда отстёгивал свои лыжи. В этот же миг обе палки переломились и упали обратно в снег. Махтгис встал. Нога ещё давала о себе знать, поэтому получилось не так внушительно как хотелось бы, но всё же...
- Не хочешь извиниться? - предложил он, неприятно улыбаясь.
Свои палки, которые он, спасибо креплениям, и не думал терять, Махтгис аккуратно положил рядом с лыжами. Очевидно, дальше он сегодня не поедет.

+1

7

Что такое справедливость и где ее искать? Сей вопрос мучает довольно многих и очень давно. Но увы, ответа не найти. Более того, если сей ответ пытаться искать, можно неплохо так пострадать.

Вот и наш герой Лео был как раз из этого множества желающих узнать истину. Пока он искал жалкие остатки от своей амуниции, сзади раздался голос того, кому по его мнению, вообще стоило бы молчать, а не разевать свою варежку. Но нет, видать, Лео еще побеседует с этим противным блондином.

[float=left]http://s3.uploads.ru/jHJpQ.gif[/float]Миллер нехотя повернулся в его сторону и на время, мягко сказать, прифигел от увиденного. Что он узрел? Как две его лыжи как-то странно повисли в воздухе, буквально в нескольких сантиметрах от его лица.
Сказать, что он был удивлен, значит не сказать ничего. А после так и вообще эти лыжные остатки треснули и опять оказались в снегу. Миллер крайне медленно и тщательно следил за каждым их движением и вообще не мог понять, как такое возможно. Но после посмотрев в глаза этому незнакомцу, лишь прищурился.
Извиниться? Сей блондин хотел явно многого. Но вопрос лишь за что? Сказать по правде, сие негодование из-за случившегося еще не ушло от Миллера. А эта странная выходка со стороны того парня, да еще крайне недобрый взгляд, будто вызов, несколько начали уже бесить.

Вообще, по хорошему счету, как подсказывала интуиция Лео, надо было просто бежать, да как можно скорее отсюда. И не секрет, что эта его интуиция его редко когда подводила. Но вот сейчас почему то Лео решил не следовать проверенной схеме действий, а почему то остался на месте. Более того, так же с вызовом смотрел на блондина.

-Извиниться? За что? Если освежить твою память, Дэвид Коппердфильд, извиняться стоило бы тебе ради приличия… Разве нет? Или по твоему, это я на тебя сзади наехал?
Ухмыльнувшись, Миллер продолжил.
-А фокус с лыжами неплох-неплох… Я так полагаю, у тебя Гарри Поттеры в роду были? Нет?

+1

8

Реакция недолыжника была настолько никакой, что Махтгис всерьёз заподозрил в нём мага. Он прищурился, пытаясь разглядеть хоть какие-нибудь следы скрывающей магии, но парень перед ним выглядел совершенно обычным человеком, а значит он был либо действительно умелым магом, либо безнадёжным идиотом. Или всё же?.. Ему показалось, что он заметил какую-то неправильность, но уже в следующий миг решил остановиться на слове "показалось". В конце концов, если слишком активно пытаться разглядеть что-нибудь, то оно непременно начнёт мерещиться. Человек. Идиот. Точка.
Махтгис неторопливо подошёл почти вплотную к лыжнику, всё с той же полуулыбкой на лице.
- Гарри Поттеры? Нет, Гарри Поттеров не было, - покачал он головой. - Только Волдеморты. - Вспомнил, где они находятся, и мысленно усмехнувшись такому стечению обстоятельств, добавил: - И Гриндельвальды.
Всё же, показалось или нет, но стоило проверить ещё кое-что, и Махтгис коснулся памяти незнакомца. Навыков, чтобы разом разложить по полочкам воспоминания даже незащищённого сознания ему не хватало. Всё, что он мог, это увидеть череду разрозненных образов, сцен из прошлого, как недавнего, так и чего-то, что сам незадачливый встречный мог бы считать надёжно забытым. Совершенно недостаточно, чтобы понять, что за человек перед ним, но ни воспоминаний о сверхъестественном, ни следов какой-либо ментальной защиты он не заметил. Для человека на те полминуты или даже меньше, в течение которых Махтгис поддерживал ментальный контакт окружающий мир перестал существовать, полностью залонённый хаотичными воспоминаниями.
- Лео, значит? - уточнил Махтгис то, что удалось разобрать. - Моего отца тоже так звали. Я его убил.
А ведь возможно этот Лео так буднично отнёсся к магии, потому что уже сталкивался с ней. За последние годы таких людей развелось удручающе много, так что иногда казалось, что ещё пару лет - и вся Германия будет в курсе, но каждый будет это отрицать, чтобы его не посчитали психом. Если так, то может, стоит от него прямо сейчас и избавиться? А то мало ли, станет кто-нибудь выяснять... Использовать людей в ритуалах и экспериментах было по-прежнему запрещено, и хотя Махтгис всю жизнь относился  к этому запрету философски, дразнить Новемвират таким образом было чревато неприятными последствиями. Может, лучше, если незадачливый Лео заедет куда-нибудь, куда неопытным лыжникам соваться не следовало, и пару денй спустя его тело найдут на дне какого-нибудь ущелья? Глупости. Так он ещё чего доброго собтсвенной тени начнёт опасаться. У него ведь как раз появились интересные идеи, которые неплохо бы и проверить. А к тому моменту, как кто-нибудь хватиться, искать уже будет особо нечего.
- Присядь-ка, а? - брошенное вместе с этими словами заклинание должно было сильнейшую слабость во всём теле, близкую к параличу, а Махтгис деловито принялся шарить по карманам будущего подопытного, не забыв сначала снова надеть перчатки. Просто унизительно, сколько дурацких, не имеющих никакого отношения к магии предосторожностей приходится принимать. Ах да, чуть не забыл... Махтгис отошёл на пару шагов и окружил их довольно слабой даже не иллюзией, а просто барьером, заставлявшим случайный свидетелей не заострять внимание на происходящем. Вроде как всё нормально, так и должно быть. - Будешь орать, сделаю ещё хуже, - пообещал он парню, которому сейчас должно быть приходилось прикладывать усилия просто, чтобы дышать.
Телефон нашёлся почти сразу и был выброшен в снег в стороне от трасы. Что-то ещё? Смарт-часов у него не было. Куда там ещё сейчас GPS-трекеры вставляют?
- Ещё какие-нибудь гаджеты у тебя с собой есть? - почти дружелюбно уточнил Махтгис, сиобирая в охапку свои и чужие лыжи. Пора уже отсюда уходить.

+1

9

Вот не зря сей тип не понравился ему еще с самого начала. Так какого, простите, хрена, он так «любезно» продолжил уделять внимание этому идиоту? Надо было сразу просто встать, отряхнуться и попереть  куда подальше. Нет же, Лео настырный и нереально (иногда) упертый баран, остался тут. В общем, думаю, что не стоит говорить о том, что скоро он об этом крайне пожалеет?
Миллер хотел было что-то еще сказать в его сторону, особенно на сие забавное заявление про «того, кого нельзя типо называть и все такое»… Но знаете, как оно обычно бывает? – стоит лишь твоим мозгам как следует заработать, но почему-то оно как правило, бывает довольно поздно.

Вот и сейчас Лео всем своим нутром просто прочухал то самое, что надо скорее сваливать с этого места, но его ноги словно были прикованы к земле, ну, фигурально выражаясь, конечно же. Был как-то насторожен, но тем не менее, почему-то не предпринимал никаких более действий.
-Что прости? Убил?...
Да он точно псих на всю голову! Подумал Миллер и уже было хотел просто резко развернуться и как можно быстрее свалить отсюда. Но увы, было поздно. Слишком поздно.
Не прошло и каких-то секунд, как все его тело словно онемело. Дикая и внезапная слабость накатила на него, и парень просто рухнул на землю. [float=right]http://sh.uploads.ru/fN4B7.gif[/float]

Хотел кричать, но язык будто вообще был словно не его, не слушался. Впрочем, все его тело сейчас было каким-то подавленным, нереально ослабленным. Хотелось дышать полной грудью, но кислорода будто не хватало. Паника. Черт, да даже паниковать-то особо не удавалось, от слова вообще никак.
Паралич. Да, это был своего рода непонятный паралич, которому просто не находилось никаких логичных объяснений. Мозг что-то хаотично пытался соображать, но все мысли внезапно спутались в единый ком, который никак не раскатать.
Лео смотрел на него и не понимал, как такое вообще возможно. Что он собирается с ним делать? Так, прекрасно, еще и обчистил. Не позвонить, не сообщить. В общем, смело пиши – пропало.

Орать? Да какое там… Тут двигаться было просто нереально, невозможно даже банально пошевелить пальцем руки.
Что тут говорить? Сейчас Лео понял, что зря, ой как зря вообще ввязался во всю эту херню. Ну почему он просто не послушал свой внутренний голос? Ведь его драгоценная интуиция его никогда еще не подводила. А что теперь? Черт, в таком случае осталось просто мысленно молить Бога о том, чтобы ничего не случилось.

Сказать по правде, Лео был крайне увлечен наукой, и никак не верил во что-либо сверхъестественное. Но как оказалось, зря. Надо было верить. Ведь никогда не говори никогда. Ведь ничего еще толком не доказано. И вокруг нас всегда есть что-то такое, что тщательно скрывается от твоих пронырливых глазенок. И напоследок – нельзя недооценивать своего противника.
В общем, чего теперь обо всем этом говорить-то? Поздно. Единственное, чего нельзя терять – веры в лучшее. Да-да, та надежда, которая умирает последней.
Лео был сильно напуган. Он непонимающе смотрел на незнакомца и просто не мог поверить во все это происходящее. Но тем не менее, оно случилось с ним.
И что теперь? Лео не мог говорить. Однако по его глазам можно было легко прочесть все то, что сейчас творилось в его душе и его мыслях.

+1

10

Ответа он так и не дождался. Наклонился, провёл рукой по щеке паренька, приподнял его за шапку, всмотрелся в глаза. Нет, стойкость или упрямство тут совершенно не при чём. Кажется, он немного перестарался... Шапка тем временем сползла и осталась у него в руках, а голова незадачливого лыжника упала обратно в снег. Махтгис коротко хмыкнул и задумался над тем, как удобнее будет уйти со всеми этими лыжами, палками и... этим. Злость понемногу уходила, уступая холодной деловитости. Смешно, но произойди это всё сто лет назад, когда ни одному нормальному магу не приходило в голову считать таких вот бесполезных умников равными себе, и Лео, выучив свой урок, мог бы жить дальше, просто потому что оставить его здесь было проще, а бессмысленную смерть Махтгис не любил. Всегда считал это чем-то вроде траты ресурсов, вроде недозакрученного крана и забытой лампочки. Но теперь, благодаря всем этим дурацким законам и соглашениям, парень должен был умереть. Есть в этом какая-то ирония.
Махтгис приехал сюда из Цюриха на автомобиле, но тащить этого на стоянку было бы откровенной глупостью, а везти в Цюрих незачем. Леонардо-как-его-там предстояло умереть в Пфальце, но самостоятельно открывать портал туда, да ещё не для одного только себя было рискованно. С перемещениями на такие расстояния он пока экспериментировал только с подстраховкой учителя, и приходилось признать, что в двух случаях из трёх она оказывалась нелишней.
Был ещё и брелок-портал до дома. Отличный вроде бы вариант, и снова “но”. Махтгис, может, и глава дома, но если их кто-нибудь увидит, то Вильгельм об этом наверняка узнает и тогда нотаций о всякой там безотвественности не избежать. И хотя он говорил себе, что имеет полное право не спрашивать чьего-то там разрешения, чтобы использовать случайного встречного для своих исследований, острое желание не посвящать в это своё право учителя зудело сонной осенней мухой. А ещё дома могла быть Ирма, отношения с которой так и не дошли до того момента, когда он мог бы спокойно сообщить ей, что в свободное время периодически убивает людей.
В общем, тащить лыжника домой тоже было нельзя.
- И что с тобой теперь делать? - пробормотал Махтгис, обращаясь скорее к мирозданию, чем ко всё ещё едва способному дышать человеку. Кстати, об этом. Махтгис наклонился и провёл рукой по его лицу, снимая паралич и сразу же заставляя потерять сознание.
Торчать тут и дальше тоже было нельзя. За всё это время мимо проехала только одна компания лыжников, чьё внимание успешно отвадила наложенная иллюзия, но и дальше рассчитывать на подобное везение было бы слишком опрометчиво.
Может, действительно, убить его прямо здесь и забросить в какую-нибудь расщелину?
Забросить…
А ведь забросить можно и в Пфальц, разве нет?
Даже если он где-то напортачит и портал сработает не так, как надо… Ну, он ведь не своей жизнью рискует, так почему бы и нет?
Вместе с беспамятным Лео в портал отправились и его лыжи. Про шапку, так и оставшуюся у него в руках, Махтгис вспомнил только когда собирался сам, и недолго думая затолкал её в карман. До деревни он, как ни в чём не бывало, спустился на лыжах, хотя настроение уже было безвозвратно испорчено и никакого удовольствия спуск не принёс.

***

Врытое в холм помещение, которое Махтгис использовал для своих экспериментов, было едва ли не старше особняка фон Альтенштайнов. В смысле того, старого, который был разрушен во время войны. Сложно сказать, что вообще появилось первым: вот эта землянка, за многие сотни лет превращённая в просторную и хорошо приспособленную для своих задач лабораторию, или особняк главы дома, до которого можно было бы добраться отсюда за сорок минут бодрой ходьбы. Как и поколения его предков, Махтгис избегал экспериментов в собственном доме, предпочитая отдалённое и хорошо защищённое место. И дело было не только в необходимости держать свои увлечения в тайне, но в том, что игры со смертью редко проходят без последствий, особенно, когда некромант ещё только набирается опыта. Никто ведь в здравом уме не захочет ставить у себя в подвале, скажем, центрифугу для обогащения урана? А она, пожалуй, была бы даже безопасней…
Лыжника он отыскал не совсем там, где рассчитывал, но и не слишком далеко, так что можно было бы даже похвалить себя за точность, если бы не тот факт, что портал, очевидно, открылся на приличной высоте и человек, падая, неплохо приложился о высохшую ветку. Удивительно, что ничего себе при этом не сломал.
Махтгис помогая себе магией затащил его внутрь и уложил на старый каменный стол-алтарь, теперь закрытый металлической столешницей как в морге, только с креплениями для рук и ног и выгравированными на поверхности символами, привычно и почти не задумываясь срезал лишнюю одежду, оставив термобельё и только сейчас задумался: а, собственно, зачем? Что он собирается делать теперь?
Ну, то есть живой материал почти никогда не был лишним, но обычно всё же Махтгис сначала ставил перед собой задачу, а потом уже находил материал. Точнее, для него находили. Сейчас же в голове вертелось разве что раздражение от испорченного отдыха. Махтгис сидел рядом, разглядывая будущего покойника, и совершенно не представлял, зачем он вообще его сюда притащил.
Взгляд зацепился на ссадину на виске, очевидно, появившуюся при падении. Кто сказал, что некроманты умеют только убивать? Ведь если подумать, целительство и некромантия - практически две стороны одной медали. Надо только найти правильный подход…
Ссадина под пальцами затягивалась прямо на глазах, и Махтгис уже самодовольно улыбнулся, когда лыжник вдруг выгнулся в сильнейшей судороге, и пока некромант пытался её погасить то, что ещё недавно было безобидной ссадиной, разошлось уродливой раной, глядя на которую, сложно поверить, что она в состоянии зажить сама.
Проклятье! Вот поэтому Махтгис и не пытался применять свои способности для исцеления тех, кого он хотел действительно исцелить.
Настроение экспериментировать совсем пропало, и Махтгис просто перенёс жертву в одну из крошечных камер, устроенных здесь же, кинул ему поллитровую бутылку воды и пачку рисовых хлебцов и ушёл, оставив лабораторию в полной темноте.

***

Вернулся он только в воскресенье.
В этот раз вышло гораздо продуктивнее, впрочем сегодня Махтгис и не ставил перед собой каких-либо грандиозных планов. Выудив из библиотеки интересное описание артефакта, который автор претенциозно назвал “Ловцом душ”, некромант решил попробовать его повторить. Придумавший эту штуку некромант, живший около четырёх столетий назад, был уверен, что таким образом он лишает врагов посмертия, навеки заточая их души в бытовых предметах, но Махтгис уже знал достаточно, чтобы понимать, что ни о каком заточении души речи не идёт. По сути, артефакт представлял собой привязь для искусственно созданного призрака - отпечатка сознания умирающего человека. Призраки встречались довольно часто, обычно слишком слабые, чтобы кто-либо кроме обученного некроманта, мог бы их почувствовать и тем более как-то взаимодействовать, но и наиболее яркие из них, те, которые оставались на местах наиболее жестоких и драматичных убийств, напитанные чудовищным выбросом сил и эмоций жертвы, были слишком примитивны, чтобы считать, что это и есть застрявшая где-то не там душа. Зацикленные на сцене собственной смерти и крайне редко способные выйти за её пределы, они больше напоминали поставленную на повторяющееся воспроизведение запись. То, что описывал, создатель “Ловца душ” казалось несколько более осмысленным, но Махтгис подозревал, что дело лишь в более полном и разностороннем отпечатке.
В любом случае, Махтгис собирался попробовать, чтобы убедиться в результате своими глазами.
Первая часть представляла собой довольно скучную рутину. Будущий артефакт, в его случае - подобранную по дороге сюда шишку, следовало поместить в тело жертвы - автор предлагал брюшную полость, - и чередой не сильно замысловатых приёмов связать с ней. Всё это Махтгис проделывал заткнув уши очень даже неплохими в плане звукоизоляции наушниками и время от времени даже беспечно подпевал солистке Within Temptation. Лыжник вполне закономерно орал и корчился от боли.
Закончив на сегодня, Махтгис убрал пропитавшуюся кровью шишку на полку, кое-как обработал раны паренька, чтобы тот случайно не умер до завтра, и, пообещав, что скоро всё закончится, ушёл, оставив Лео лежать на холодном металлическом столе.
На следующий день предстояло самое интересное.
Вернувшись в понедельник, Махтгис жизнерадостно сообщил едва живому горе-лыжнику, что они отправляются на экскурсию, и вытащив того наружу, переместился к берегу небольшого ручейка, которых в окрестностях имелось предостаточно. Здесь, вне укрытия своей лаборатории, Махтгис чувствовал себя слишком открыто, но остаться внутри не получалось. Сейчас ему нужен был ручей. Может, необходимые условия и можно воссоздать в помещении, но стоит ли оно того? Жертва уже едва ли была в состоянии позвать здешних туристов на помощь, не говоря о том, чтобы сбежать, и жить ей оставалось всего-то пару часов. Что может случиться за это время посреди леса и вдали от популярных пешеходных троп
Прикопав шишку на дне ручейка, Махтгис подтащил лыжника к берегу выше по течению и, на всякий случай обездвижив и без того не особо способного к сопротивлению парня, сделал большой разрез на его шее в форме буквы Z. Края раны мгновенно потемнели, кровь потекла ровно и гораздо медленнее чем должна бы. Махтгис уложил жертву так, чтобы вся кровь попадала в ручей - недостаточно глубокий, чтобы парень при этом мог захлебнуться, и перешёл к главном.
Отойдя на пару шагов, он погрузил обе ладони в воду, полуприкрыл глаза и сосредоточился на колдовстве.

+1

11

Почти месяц, Маркус работал с Леонардо бок о бок, пять дней в неделю и каждый день с ним рядом, это было похоже на праздник. Как только лаборант заходил в помещение, все вдруг окрашивалось в невероятно яркие краски, ведь он чаще всего, когда здоровался улыбался. Они работали много и часто наедине друг с другом, ставили опыты, смотрели результаты и общались, пили кофе, говорили о науке и иногда о чем-то жизненном.
Каждые выходные были для Маркуса сильным испытанием, он понимал, что как только встретил этого мальчишку, что-то в его жизни изменилось и поэтому он не желал находиться в дали от Лео, но так и не решался предложить ему как-нибудь провести выходные вместе. Ведь не может же он его заставить работать и в выходные, в остальном же  позвать на свидание или что-то подобное Маркус пока не решался, это скорее всего было бы странным. Вот и приходилось каждые выходные испытывать жгучие желание просто позвонить и поговорить с ним, но Вей держался. Он взрослый мужик, он может контролировать свои эмоции, к тому же, он до конца не был уверен, что Леонардо не откажет ему. 
В четверг Маркус узнал, что Лео хочет взять пятницу в счет своего выходного и маг был против, это же  целых три дня разлуки. Целых три дня!!! Но не посмел отказать, смотря в глаза Леонардо, он дал ему добро и отпустил. Целую пятницу Маркус работал, просто погрузился  в работу с головой, просто  свалился без сил в постель засыпая и снились ему странные сны, которые были наполнены тревогой и странных образов. Просыпаясь, Маркус долго не мог заснуть, а как только погружался в сон, то образы вновь возвращались.
Выходные он провел в каких-то своих занятиях, даже встретился со знакомыми, посидел с ними  в баре и пытался как-то заполнить эти дни, которые с каждым разом было все труднее проводить вне  компании Леонардо.  Маркус понимал лишь одно, что похоже Лео забрался в не только под его кожу, а в его душу, и надежно там поселился.   
Так как в ночь на понедельник Маркусу снился страшный сон, образы что его мучили стали яркими, четкими и они явно торопили мага. Вей проснулся  в поту, давно он не видел таких снов, с таким содержанием и казалось бы это просто сон и только и Маркус тоже так подумал, отогнав ведения и собираясь на работу. Когда он прибыл в лабораторию, он заварил себе кофе и усевшись за стол, стал ждать появления Лео. Он никогда не опаздывал, а если задерживался, присылал сообщение или звонил. Вей уже просто вертел в руках телефон ожидая прихода сообщения и поглядывал на часы, полчаса был большой срок, на такое время Лео никогда не опаздывал и послания от него не было. Еще нервных 10 минут ожидании, заставили мага позвонить самому. Сигнал оборвался и записанный голос сообщил, что телефон либо выключен либо находится вне зоны доступа. Еще они набор и еще один, минута ожидания, а голос сообщает одну и туже фразу. Измерив шагами комнату, Вей вдруг остановился вспоминая свой сон и его как током шарахнуло. Он рванул к двери и закрыл ее на ключ.  Кладя последний себе в карман и прикрывая глаза, начал читать заклинание на китайском, рисуя в воздухе знаки, заставляя энергию ци  рождать голубоватую дымку, что чуть зависала и таяла.  Резкий жест и голубой шар образовавшись растаял в воздухе. Маркус  поисковый маяк из энергии. Он прекрасно знал отпечаток энергии Лео, он так долго за ним наблюдал и  просто запомнил его, а сейчас прибегая к своим умениям, он создал заклинание поиска. Перстень с синем камнем на руке мага стал мигать, цель была обнаружена. Почему то все это не слишком нравилось Маркусу, потому что сигнал был слабым и едва уловимым. Это не сулило ничего хорошего.
Несколько китайских слов и жестов руками и перед магом раскрылся портал, который он создал при помощи своего кольца, что никогда не снимал. Его опыта и умения управлять личными артефактами семьи не вызывали сомнения, что портал, связался с направление, что указывало кольцо энергии ци. Не мешкая Вей ступил в портал и тут же исчез, а через какое-то мгновение он оказался  в лесу возле у ручья.  Кольцо загорелось ярко синим оповещая о том, что источник слишком близко, но потом оно начало мигать, знак того, что жизненной энергии у носителя оставалось не много.
Словно лось в чаще Маркус рванул к ручью, ломая перед собой ветки и как только кусты перестали заслонять полный обзор, он вскинул руку в вверх и направил поток своей энергии на тело Лео, которое было в воде, не давая ему погибнуть. Еще миг и уже было бы поздно, он это знал.
- Стой! - выкидывая руку вперед, он уже рождал на кончиках пальцев заклинание  способное навредить противнику, ели Вей этого  захочет. То, что его Лео стал жертвой мага, было ясно и без слов. 
- Отойди от него! – голос Вея был слишком серьезным, слишком опасным, чтобы его игнорировать. Может Маркус и казался эдаким добряком, но он был достаточно сильным, чтобы, его просто игнорировать, к тому же никто из здешних никак не мог понять, как же магия востока рождается и что от нее ждать. Это была особенность азиатов.
Вей подошел ближе, усиливая поток энергии, наполняя тело Лео и заставляя его просто переместиться на землю. Составляя знаки в воздухе пальцами руки, будто немой, Маркус  на сколько сейчас мог заполнял своего мальчишку целительной энергией. Этого было достаточно, чтобы он не умер, потому что был  на грани и если бы Вей не подоспел, то было бы уже поздно.
Это заставляло в душе рождать злость и ярость, кто посмел, за что?  Но когда взор китайца увидел лицо своего бывшего ученика, Махтгиса фон Альтенштайна, но даже на сиг забыл, что хотел сделать с ним. Руку он не опустил, но поток энергии изменился, образуя барьер между магами.
- Какого черта Махтгис?  Решил поиграть  с живыми людьми и других кандидатов не нашелся, как мой парень? – глаза Вея все еще горели яростно, потому что он был готов к чему годно, но надеялся, что его бывший ученик все же не будет использовать заклинания нападения, к тому же он прекрасно знал, что Вей мог вполне быть опасным, если его разозлить.

+2


Вы здесь » Alia Tempora » Настоящее » Никогда не разговаривайте с неизвестными