сюжетfaqлицаих ждутсписок персонажейвампирыковеныновемвиратмагияобъявления
махтгисверена
Германия, Швейцария, Австрия 2019 год. Маги живут бок о бок с обычными людьми. Они привыкли оставаться незамеченными, жить по своим собственным законам и свысока смотреть на остальное человечество. Но долго ли это может продолжаться в эпоху повсеместных уличных камер и социальных сетей?

Ты делаешь первый шаг внутрь, а тебя уже приветствуют теплые отблески огня в уютно потрескивающем камине.

В этой библиотеке тысячи томов, но ты точно знаешь, что тебе необходимо

Самое прекрасное, что есть в сокровище, — это то, что оно существует.

Взрослые ужасно испорченные, потерянные люди. Всё потому что они забыли, на самом деле забыли, что вовсе не обязательно притворятся всё время. Фишка в том, что ты вовсе не взрослый.

Alia Tempora

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alia Tempora » партнерство » Return to Eden


Return to Eden

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/ZB3qknS.png
the hate inside
— will eat you alive

0

2

Gavin Kavanagh // Гевин Кевана

KONGOS - I'm Only Joking

https://i.imgur.com/2S1T4oq.gif https://i.imgur.com/EJnVpka.gif
fc: Rhys Ifans

» Раса: лесной дракон
» Возраст: 35/51 [12.05.1970]
» Род деятельности: DJ на "Radio Rock" описание станции

Гевин может много интересных вещей рассказать про себя, и первая из них то, что он был зачат на легендарном Вудстоке. Его родители там и познакомились, привлеченные музыкой и неожиданно одинаковой видовой схожестью. Дженифер, его мать, сбежала из родных лесов Мексики, влекомая шумным миром, его отец Брайан, так же лесной дракон, уже не первый год путешествовал с хиппи.
Со сцены Jefferson Airplane спрашивает "Dont you want somebody to love?" и они находят ответ друг в друге.
В результате через девять месяцев рождается Гевин, и все его детство похоже на красочный фестиваль - родители не отходят от философии цветов и любви, путешествуя с чемоданами, полными пластинок.
Детство Гевина счастливое, полное музыки и конечно же вырастая он ценит ее больше всего.

Когда они с родителями все же оседают в небольшом городке в Оклахоме Гевин идет в школу, желая ассимилироваться. Длинный и жилистый Кевана не образец красоты, но стоит ему открыть рот становится центром любой компании, и природная харизма только способствует этому.
По мудрому совету матери он становится DJем на школьном радио, и очень быстро школьной звездой на одном уровне с игроками в регби. Кстати на школьных матчах он тоже у микрофона.

Кевана оканчивает школу без удовлетворительных оценок, но с огромны опытом удерживать внимание толпы. Ради развлечения поступает в университет на пиар и коммуникации, там же продолжая свою практику радиовещания. Увлечение стало смыслом жизни, ему нравилось односторонне общаться с тысячами людей, знать, что все они, затаив дыхание, слушают его.
Поработав уже на городской радиостанции он понял, что настал предел. Слишком маленький город, он не видел для себя путей развития. Сокурсник, знавший о его занятии, неожиданно позвал в Нью Йорк, соблазняя перспективами.

Гевин всегда был легким на подъем, так что согласился. Работа здесь действительно была иной, более вольной — потребительское общество жаждало его скандальных программ и он быстро приобрел популярность, создав свой образ.
Каждая самоотдача бывает вознаграждена, и в один из дней с ним связался какой-то господин, представившейся помощником владельца одной из радио-станций и пригласил на собеседование в Ньюфорд. Самолет оплачен и Гевина очень просили выделить день на поездку.

Ньюфорд не Нью Йорк, но тоже город отличный, да и для радио не важно, где расположена студия, при успехе оно может охватить всю страну. Кевана ничего не терял, поэтому прилетел на встречу.
Владелец его поразил. Даже достаточно эпатажный Кевана на отмачивал столько странных поступков за раз. Винсент, как звали хозяина, не интересовался его успехами на поприще радиовещания. Открыв пиво они просто болтали, рассуждали о музыке и девочках, вздыхая что "рок-н-ролл уже не тот" и "по радио вообще одну хренову попсу крутят".
На пятой бутылке, видимо что-то решив для себя, Винсент просто предложил работать у себя ведущим диджеем. И с этакой коварной ленцой обрисовал условия работы: никакой цензуры, кроме государственной; ставить можешь что хочешь, в рамках рока, разумеется; веди любые программы, на любые темы, но с одним условием: пусть слушатели будут от тебя без ума.
Гевин понял, что это — его счастливый билет.

» Игровые планы: я тот самый владелец радиостанции, а еще мы оба драконы. Играть можно любую упоротость, Гевин очень общительный и легких, и законтачиться может с кем угодно) С меня пиво и разговоры о музыке, а еще возможно экшен - люблю я его)

» Дополнительно: - Имя и фамилию можно менять, а вот внешность очень не желательно;
- У вас будет просто безграничный простор для творчества, вплоть до интерактива. Главные требования к персонажу: бесконечная любовь к року. Гевин веселый, безбашенный и заводящий. Если вы смотрели The Boat That Rocked то примерно понимаете, чего я хочу от образа))

» Шаблон анкеты: можно упрощенный

пример поста

Бар “Драконий огонь” уже в первую неделю после открытия вызвал настоящий фурор. Кстати по поводу названия вышел неловкий момент. Владельцам хотелось что-то звучное, что бы отображало и магическую направленность бара, и что было бы очень мощным — то есть никаких “крылышек пикси”. И тогда Иезекииль подумав минуту выдал, что самая разрушительная вещь в мире — драконий огонь, чёрное пламя которого возможно погасить всего одним заклинанием в мире, мало кому подвластного по силам, залить кровью магов или убрать самим драконом.
Кетцалькоатлю понадобилась вся выдержка, чтобы ничем не выдать своего удивления и нервного состояния. Не понятно, просто ли предложил Браун такой вариант, или заподозрил что — шаману пока не хотелось подымать этот вопрос.
Поначалу никто и не знал, что у бара два владельца, а не один. Решение Брауна лично встать за барную стойку нисколько Рейхарда не удивило. Иезекииль явно привык все контролировать и быть в центре событий, да и это лучшее место для сбора информации. А вот Винсент взял на себя всю бухгалтерию и отчетность, вполне добровольно — цифры всегда вызывали в нем слабость. В баре он появлялся либо в пик посещаемости ненадолго, для выяснения рабочих вопросов, либо уже ближе к закрытию, когда Иезекииль освобождался и они могли спокойно выпить и расслабиться.
Но в самом начале Рейхарда не воспринимали всерьез. Не так давно приехавший в Редпорт дракон занимался развитием бизнеса, а от любых магических дел по возможности открещивался, так что фигурой был никому не известной.
Один из заходов Винсента в бар пришелся как раз на самый разгар веселья, когда нелюли и нежить уже основательно напились. За стойкой крутился сменщик, видимо Иезекиилю срочно понадобилось куда то отойти.
Какой то вампир как раз задирал хмуро надувшегося оборотня, подстрекаемый улюлюканием пьяных собратьев за спиной. Оборотень явно конфликта не желал и только отрывисто огрызался. Вампиру же явно хотелось полноценного скандала, и в какой то момент он резко дернул оборотня за плечо, разворачивая к себе.
— А ну прекратить, — Винсент резко подошёл к проблемному столику. С Брауном они четко решили, что бар будет полностью нейтральной зоной, обеспечивающей неприкосновенность любому посетителю, так что сейчас, как совладелец, должен был вмешаться.
Гомон притих, вампир окинул незнакомца скептическим взглядом, и не увидев ничего внушительного и какой-либо угрозы, послал по известному веками адресу.
Винсент не оценил. К попыткам задеть свою личность вспыльчивый дракон относился очень болезненно,  а когда его не принимали всерьёз, привыкший к беспрекословному подчинению в прошлом и статусу, который давал бизнес сейчас — вовсе слетал с катушек.
Вышедший из кабинета на шум Иезекииль мрачно обозрел распластанного на полу и обездвиженного заклинанием вампира, на груди которого уже сидел Кетцалькоатль, с абсолютно остекленевшим взглядом сжимающим в руке обсидиановый кинжал, примеряясь и видимо решая, просто убить или устроить шоу с жертвоприношением. Вокруг тела был насыпан круг из перца (опять чертов шаман все перепутал, схватил первое попавшееся под руку и рушит все каноны магии), через который не мог переступить никто, в том числе и воющие от злости друзья наметившейся жертвы.
Браун тогда поступил с исключительной мудростью. Невозмутимо подошел и спокойно озвучил, в какую сумму им будут стоить услуги клининговой компании, ликвидация трупа, последующая дезинфекция помещения, и что они пока не готовы к таким тратам.
Дракон рассеянно моргнул, к взгляду постепенно вернулась осознанность и Рейхард пробурчал, что на порог безубыточности они вышли ещё в том квартале и пора бы нанять вышибалу, а не отдуваться самим. Иезекииль расслабился, занудство и уход в экономику были для Винсента нормой, значит партнер пришел в себя.
Более дракона никто не рисковал задевать, а после пары раз, когда тот от хорошего настроения проставил окружающим по бесплатному бокалу, стали относиться терпимее, списав вспышки злости на присущую всем магически одаренным эксцентричность.
Закончив с отчетом, довольный донельзя Винсент направился из кабинета в бар. Тот начал давать уже ощутимую прибыль, и драконья натура от процесса зарабатывания денег получала огромное удовольствие. Даже тот факт, что прибыль будет поделена на двоих, не печалил Рейхарда, от этого партнерства он получил куда больше. Принадлежи “Драконий огонь” ему одному, он бы через неделю забыл про него, наняв управляющего и занявшись бесконечным потоком собственных текущих дел. Но Браун, с головой окунувшийся в дела бара, незаметно протянул Винсента за собой. Тот с удивлением понял, что непосредственное управление доставляет массу удовольствия, бар стал для них общим и горячо любимым детищем, которое незаметно, за обильными возлияниями, породило еще одну удивительную вещь под названием “дружба”, про существование которой Рейхард успел забить. Она возникло постепенно и не сговариваясь было принято партнерами. Странная, непонятная многим, но полностью устраивающая совладельцев.
Голос Иезекииля застал как раз на пороге в зал. Сегодня они еще не виделись, Рейхард, зная, что предстоит много работы, зашёл через чёрный ход, минуя сам бар — был велик шанс поддаться и выпить стаканчик, второй, и в итоге так и не сесть за работу.
— Ты решил похоронить наш бизнес заживо? — Облокотившись на дверной косяк и скрестив руки на груди, Винсент усмехнулся. Все попытки обуздать неуравновешенный характер пока были безуспешны, и пара раз, когда он стоял за стойкой, заканчивались или дракой, или массовым наркотическим приходом, в зависимости от неустойчивого настроения дракона.
Мимоходом кивнув постоянным посетителям, дракон отлепился от косяка и направился к стойке, усаживаясь напротив друга. Умение приходить вовремя было у дракона в крови. Когда же дело касалось распития алкоголя — и вовсе работало безотказно. — Я закончил отчёт. Рентабельность составила двадцать процентов, это очень хороший показатель для нашей сферы деятельности, — Винсент потянулся за стаканом, благодарно кивнув. Когда с короткой важной частью было покончено, он усмехнулся. — И это не смотря на то, какие астрономические суммы я ежедневно списываю на представительские расходы. — Винсент выразительно кивнул на бутылку, за которую никто из них, естественно, не платил. — Как у нас дела сегодня?

0

3


Andrew Hutton // Эндрю Хаттон

http://sg.uploads.ru/GUAMJ.gif http://s8.uploads.ru/F6cG9.gif
fc: Paul Bettany or Benedict Cumberbatch (если не зайдут, но персонаж нравится, напишите, я пойду навстречу)

» Раса: вольный фейри, леприкон
» Возраст: 35-38 / 150-200
» Род деятельности: владелец сети ювелирных салонов в Нью-Йорке и лавок-ломбардов с артефактами и не только

Брак Эндрю с матерью Санни был недолог - всего каких-то четыре года хватило Лоре, чтобы взбунтоваться против волевого супруга, который, как ей казалось, щедр к ней не столько из любви, сколько из расчета сделать из нее проект, который в долгосрочной перспективе должен был принести ему деньги. Леприконы никогда просто так не делятся своими богатствами, а исполнение желаний всегда похоже на обращение к джинну - даже оно должно принести фейри выгоду. Отчасти так оно и было, Эндрю действительно увидел в таланте жены возможность этот талант монетизировать, но его намерения ответного отклика у Лоры не встретили, и ее не остановила даже беременность. Скандала не было, она просто затерялась в Изнанке в один прекрасный день, оставив Хаттона в недоумении, растерянности и гневе.
Ну и ладно, решил он. Не хочет сама обеспечить себя, пусть катится, но ребенка-то он обязательно разыщет.
Поиски дали свои плоды лишь спустя 12 лет. Оказалось, что родился мальчик, и Лора растила его вместе с сестрой, которую привезла из Италии себе в помощь. Жила семья в Лондоне и особо не шиковала. Эндрю испытывал к Лоре смешанные чувства сочувствия и жалости, но намерение спасти ребенка из посредственности жизни было сильнее.
И еще месть, естественно. Никто так просто от Эндрю Хаттона не уходит и уж тем более не решает судьбу его сына в одно лицо.

Эндрю амбициозный, увлеченный своей работой бизнесмен, работа заменяет ему жену, детей, и даже Санни прежде всего его проект, а потом уже сын. "Золотой" проект, стоивший Хаттону кучи времени, нервов, бюджета и едва не угробивший его репутацию после того, как Санни подрался с фейри в колледже и едва не поднялась шумиха в СМИ. По-своему заботлив, не ; несмотря на трудоголизм, находил время пообщаться с Санни, поэтому для мальчика стала двойным ударом холодность и закрытость Эндрю после того, как ему пришлось улаживать скандал и конфликт с колледжем. Эмоциональная закрытость и недоступность отца побудила Санни сбежать, и Эндрю спохватился об этом слишком поздно.
Но, знаете ли, всех можно найти, если есть деньги и влияние. А как наладить контакт и вернуть доверие, Хаттон подумает, когда найдет сына

ОТНОШЕНИЯ

Хотелось бы коктейль из отношений "отец и сын" и "бизнесмен и его проект-творение-детище". У Санни в голове каша из непонимания, неприятия и обиды, в том числе и на то, что бати не оказалось рядом, когда его понимание и принятие было нужнее чем всё остальное. Он любит отца, но настолько потерян, что ничего лучше не придумал, чем убежать от шоковой ситуации.

» Игровые планы: у нас с соигроком план, что Эндрю для поисков и возвращения Санни в семью нанял отражателя. Мы можем обыграть это стеклишко. Вообще у меня план обыгрывать стекло отношений отец-сын, Санни довольно своенравный молодой человек, и мне интересно было бы сыграть решение или усугубление разногласий с Эндрю. В остальном вы вольны привести Хаттона к любому варианту участия в жизни Ньюфорда, препятствовать буду разве что превращению Эндрю в одержимого баблом мудака.
» Дополнительно: Очень хочу видеть в Эндрю синтез увлеченного бизнесмена, чей "проект" из-за допущенной ошибки балансирует на грани провала, и отца-одиночки, у которого сын вместо положенного участия в семейном бизнесе проходит через пиздец разрушенной недопониманием жизни.

» Шаблон анкеты: если удобнее, можете использовать упрощенный шаблон

Для большего понимания истории мистера Хаттона и Санни:

кучабукв из анкеты

Эндрю Хаттон появился в доме одним августовским вечером. Санни был ослеплен великолепием, которое Эндрю собой воплощал. Высокий, статный, красивый, одетый с иголочки и благоухающий тонким ароматом неизвестного Санни парфюма, он долго смотрел на мальчика, потом так же молчаливо обвел взглядом гостиную, куда пригласила его гостеприимная тетушка, и наконец занял единственное показавшееся ему достойным кресло.
— Когда появится Лора?
— Я не знаю, — тетушка принялась накрывать стол, выставила тушеную рыбу, картошку, запеченную с зеленью, какие-то закуски и вино, — Она редко предупреждает, когда вернется.
— Ничего, — спокойно заверил Эндрю, — Я проделал долгий путь, чтобы найти, — он снова обвел взглядом комнату и уставился на Санни, — вас. И не намерен уехать, не повидавшись с твоей мамой. Тебя ведь зовут Санни, верно?
Санни кивнул.
— Мистер, вы мамин друг? — выпалил он.
Эндрю рассмеялся. Пожал плечами и сунул руку в карман.
— В каком-то смысле. Хотя, не думаю. Мама тебе ничего не рассказывала о твоем отце?
— Он погиб в автокатастрофе, — пробормотал Санни, чувствуя подвох в вопросе.
Эндрю прекратил смеяться и вздохнул.
— Драмы, драмы, надо же было что-то сказать. Узнаю Лору. Нет, Санни, дела обстоят несколько иначе.
— Не смей, — начала было тетушка.
— Тереза, я тебя умоляю, — Эндрю поманил мальчика и протянул ему конфету в яркой обертке. 
— Что ты здесь делаешь?! — раздался в дверях громкий восклик, и Санни поспешил ретироваться.

Пока за закрытыми в гостиную дверьми взрослые бурно выясняли отношения, Санни усердно подслушивал. Конфета в кулачке пахла так сладко, как не пахло мороженое, которое он ел с друзьями. Очень хотелось ее съесть, но еще больше хотелось выяснить, чем грозит семье этот красивый холеный мужчина.
— Ты не можешь забрать его у меня! Какое ты имеешь на это право?
— Ты совершенно не думала ни о каких правах, дорогая, когда двенадцать лет назад исчезла в своей Изнанке и только тебя и видели. Ты думала бегать от меня вечно? Прятать ребенка вечно?
— Ты сам виноват! Возомнил себя невесть кем!
— Я дал тебе всё, чего ты хотела. Ты умела дорого продавать лишь свою красоту, или это Терезе ты обязана своей лавчонкой? Ты никто без меня, ты растишь ребенка в этой.. этой дыре, он закончит так же как и ты, продавцом барахла в тесной лавке. Я не позволю.
— Ты не посмеешь!
— Еще как посмею, дорогая. И лучше тебе не препятствовать.

Голоса замолкли, мать начала плакать, и Санни едва успел отскочить от распахнувшейся двери. Эндрю подхватил его на руки.
— Давай познакомимся заново, юный джентльмен. Меня зовут Эндрю, и я твой отец. Живой и здоровый. Не переживай, мама просто не ждала меня. Хочешь поехать в гости? На пару дней, а потом вернешься, если захочешь.
Санни подергал уголок конфетной обертки, поджал губы и согласился. Воспоминание о том, как тетушка и мать отняли его скромные богатства, еще не изгладилось из памяти, и Санни был рад подвернувшемуся случаю. Хотя, Эндрю он не знал и ему было страшновато.
Но если этот блистательный мужчина представился папой и если он знает маму, ничего плохого не произойдет?
Мать и тетушку Санни больше никогда не видел. Эндрю увез его в Америку и создал все условия для того, чтобы мальчик не вспоминал разлуку.

Нью-Йорк ослепил Санни. Многонациональный, свободный, никогда не спящий, битком набитый незнакомой для маленького Хаттона жизнью, он перевернул всё его существо, и Санни с трепетом и жадностью пытался освоиться в новой для него обстановке. Мистер Хаттон был владельцем сети ювелирных салонов и разношерстных лавок-ломбардов, где товар могли найти как обычные люди, так и представители рас, живущих в обычном мире или заглядывающих в него по делам из-за Завесы. Постепенно Санни узнавал о многообразии рас и их представителей, и восторг, с которым он встретил разговор Эндрю о принадлежности к расе фейри, тут же породил в мальчике ожидания и по поводу себя.
— Пап, я тоже фейри?
— Нет, сынок, ты не принадлежишь к нашей расе.
— А кто же я тогда? — Санни затаил дыхание и мысленно скрестил пальцы. Разве может он быть обычным мальчиком без магических талантов, если его батя по крови круче Майкла Джексона?
— Может быть, ты унаследовал таланты своей матери. Ты разве их еще не обнаружил?
— Не знаю, — Санни помялся и осторожно продолжил, — мама всегда приносила мне с работы странные вещи, и я их продавал тайком друзьям и знакомым в школе, это ведь не плохо? Но я не умею колдовать. Пап, я хочу быть как ты.
Эндрю вздохнул.
— Делать деньги это тоже талант, малыш. Иногда он гораздо надежнее, чем любое другое колдовство. Вот увидишь. И никому никогда не говори о том, что узнал. Это опасная правда, не каждый способен ее понять и принять, а люди имеют привычку бояться того, что не понимают. Ну и сам посуди, что начнется, если ты скажешь, что твой папка лепрекон. Жизни не хватит, чтобы отбиться от желающих загадать свои желания. Если, конечно, тебе поверят.
И Санни стал ждать. Ему очень хотелось тоже завладеть магическим талантом, открыть в себе способность к чему-нибудь этакому. Но время шло, а ничего не происходило. Постепенно это желание отошло на второй, затем на третий план. Делать деньги так делать деньги.

Эндрю позаботился о том, чтобы сын рос в приличном обществе. Хорошая частная школа, театры, музеи, выставки, общение с немногим числом знакомых Хаттону-старшему знаменитостей: слушай и учись, Санни, запоминай и улыбайся, эти господа с удовольствием тратят деньги когда считают тебя членом своего клуба. Какая мать? Ты что, хочешь обратно в эти лондонские трущобы? Снова потерять всё, что заработал своим трудом? Забудь о ней. И вообще, будь внимательнее. Если женщина красива, это еще не значит, что она тебе подходит.
«Но если я хочу девушку, не о Шекспире же с ней в постели разговаривать», думал Санни. Конечно, папа прав. Но кто и когда останавливал Хаттона-младшего от того, чтобы сообразить своей головой?

— Я беременна, — кричит София, и Санни требуется всё его самообладание, чтобы не закричать вместе с ней. Наверное это прекрасно, превосходно, отлично, но не когда тебе семнадцать, не когда у тебя нет своего угла и своего дохода. Он не готов. Его ли это ребенок вообще? Он всегда пользовался презервативами, конечно, они могут порваться, но наверняка он бы заметил.
— Это невозможно, — отрицает он.
— Что?! Ты думаешь, я тебе изменяла?
— София, я этого не говорил. Слушай, я не могу. Я не готов.
— Но это твой ребенок!
— Не вали всё на меня! — взрывается Санни. Он нервно ходит по комнате, прячет в карманы трясущиеся руки, кусает губы.
— Ты... ты не любишь меня больше? Я тебе не нужна?
Он не выдерживает. Воздух в комнате еще возмущен громким хлопком двери, а Санни уже бежит прочь, стремглав несется по улице, закрывая дрожащими руками то уши, то глаза. Он зол, он в ярости, ему страшно, ему не хочется быть в этом моменте времени, не хочется видеть ни друзей, ни врагов, ни отца, никого, кто мог бы осуждать его за плоды связи с женщиной и неготовность взять на себя ответственность за этот результат.
Может, его отец точно так же был не готов растить ребенка, когда мать от него залетела? Санни вычитает семнадцать из отцовского предположительного возраста, и пораженный ложной догадкой кричит, в отчаянии закрывая лицо ладонью.Сворачивает по проулку куда-то, не видя дороги, ударяется плечом об острый угол и, запнувшись, летит в...
В траву. Она пахнет прелостью листвы, соком надломленной зелени и луговыми цветами. Санни валится навзничь и, не открывая глаз, вяло думает, что не помнит лесной поляны в Нью-Йорке. Кругом тихо, вместо шума города лишь ветер шумит в траве и кустах. Эта тишина пахнет для Санни безопасностью и уединением, и Хаттон наконец позволяет своим эмоциям вместе со слезами выйти наружу, рыдает до изнеможения, а успокоившись, проваливается в сон.

— Где ты был? — требовательно спросил Эндрю, когда Санни тихо закрыл дверь в прихожей и попытался не шуметь, снимая верхнюю одежду, — Пойми меня правильно, я не против, что ты общаешься с людьми, но на часах третий час ночи, телефон твой вне доступа, что я должен думать?
— Прости, пап. Я.. я облажался.
Санни выкладывал новости сбивчиво, он не был уверен в реакции отца и старался смягчить ситуацию как мог, но она выходила паршивой, как он ни старался подбирать слова. Эндрю слушал молча, не перебивал, лицо его то мрачнело, то приобретало выражение озадаченности. Он молчал еще какое-то время после того, как Санни замолк, потом протянул руку и вынул из кудрей сына запутавшиеся в них сухие травинки.
— Я решу эту проблему. Но впредь включай голову, когда решишь поразвлечься. И насчет этой поляны — тайны проводников мне неведомы, но мне кажется, ты можешь себя поздравить. Это великолепная возможность и великолепный дар, используй его с умом.
Софию Санни больше не видел. Он слышал, что она перевелась в другую школу и избавилась от ребенка. С девушками отношения клеиться перестали. Но Хаттон не унывал, у него оставался лучший друг, который был не против поцелуев в парке.

Изнанка же стала для Санни местом, сравнимым одновременно с Клондайком и убежищем, куда можно было сваливать при любом «ой, всё». Он быстро понял, откуда мать брала все эти замечательные артефакты, быстро сообразил, что вся эта романтика вокруг лесных троп и домов для разбитых сердец не более чем приманка для тех, кто любит чувствовать себя непризнанным. Конечно, Санни не обесценивал опыт других проводников и ни в коем случае их не осуждал — но он выбрал себе право направить свой дар себе в пользу и искал способы как преуспеть в этом деле. Эндрю, казалось, был совсем не против помочь сыну. Делай что хочешь — но в свободное от учебы время, а не вместо нее.
— Боже, да кому теперь нужны эти колледжи?
— Санни, нет. Нет, я сказал!
Санни плохо осознавал, что с того самого дня, как Эндрю вынес его из убогой лондонской квартирки, он стал для лепрекона дорогостоящим проектом, вложением, которое рано или поздно должно было окупиться и начать приносить прибыль. Золотой мальчик в золотой клетке, собственный проводник, способный достать с Изнанки что угодно и даже спрятать в ней самого Хаттона, коли тому понадобится.
Кто-то же должен, раз Лора оказалась такой упрямой.
Нет, Эндрю любил сына. Любовался им, гордился его успехами, его безупречной амбициозностью. Следовало лишь направить его таланты в нужное русло, правильно вскормить желания и избавить от капризной своевольности.

— Я слышал, в коллежде была драка.
— Пап..
— Я слышал, у сына мистера Бартона тяжелые ожоги от железа. Как ты представляешь это объяснить?
— Но он с Патриком..
— Слышать ничего не хочу! — взорвался Эндрю, — для чего я учил тебя? Чтобы ты как последний мудак пользовался этими знаниями чтобы победить в этих ваших играх? — он навернул пару кругов по роскошно обставленной гостиной, налил себе виски, отхлебнул и уставился на Санни. — Ладно. Стоит защищать то, что тебе дорого.
Санни непроизвольно втянул голову в плечи и зажмурился, ожидая удара, когда Эндрю протянул к нему руку. Но пальцы фейри лишь коснулись черных кудрей, и отец с тяжелым вздохом вышел из гостиной.

Последствия себя ждать не заставили. Неосторожность Санни вылилась в исключение из колледжа и едва не поднявшийся скандал в прессе. В одночасье Санни потерял всех своих друзей и знакомых, от ворот поворот дал Патрик, отец прочитал длинную лекцию и занялся улаживанием дел. И Санни со всем этим дерьмом остался один на один. Он чувствовал себя преданным одиночкой, до которого никому не было дела, включая отца, которого больше заботила собственная репутация, чем сын. И Санни не нашел ничего получше, чем сбежать.

пример поста

— Умный старший брат, — тихо протянул Шантар, инстинктивно отступая на два шага от хирурга, который внезапно оказался слишком близко. Он пропустил мимо ушей всю тираду насчет экологии планеты и бедных зверушек. Вполуха послушал про ошибки в экспериментах, даже кивнул согласно. Само собой, Майкл, само собой, таких, как ты, здесь много. Ароматный чай на столе манил и соблазнял, орионец вдруг понял, как ему хочется пить, и выпить именно чего-нибудь горячего. Будто замерз, с мороза пришел и в спину дышит студеный зимний воздух. Жесткий тон врача подействовал удручающе, но гений сохранил спокойствие, лишь наклонил голову и проследил взглядом этот поспешный жест. Листы взметнулись от слабого движения воздуха, в еще большем беспорядке улеглись обратно, обнажили титул папки. Агнар Хейберг, палата интенсивной терапии за номером таким-то, — умный... старший брат.
Вздох.
— А теперь послушай меня, — когда Антива поднял голову и вперил в негодующего Моргана потяжелевший острый взгляд, в голосе уже не было той лисьей мягкости и вкрадчивости, коей он убаюкивал бдительность директора. В нем слышался лед и металл, — мне нет дела до твоей благотворительности, Майкл. Зато меня очень беспокоит тот факт, что ты начинаешь забывать, зачем я тебя сюда отправил, — он отпустил уголок папки, протянул руку и взял чашку. Осторожно отхлебнул чаю и подавил желание с наслаждением зажмуриться от удовольствия чувствовать, как жидкое тепло растекается по организму. Снова окинул взглядом стопки папок на столе. — И ты смеешь мне заявлять, что не имеешь права распространять информацию?!
"Заигрался в доктора", взорвалось в голове. Шантар вдруг резко вскинул руку и коротким толчком в грудь отправил брата сесть на стул, который стоял за спиной Моргана. Церемониться с ним разведчик не собирался, мировой настрой испарился.
— Либо ты бросаешь заниматься ерундой и приступаешь к выполнению своих обязанностей, либо катишься отсюда к чертовой матери, — Антива не повышал тон, но слова были тяжелыми, а голос звенел от сдерживаемого гнева, — на Ашанне вирусы изучать и на аграриях опыты ставить, — он помолчал, подбирая слова, и во время этой заминки неспешно обошел Моргана, мягко зарылся пальцами в его густые волосы, — Времени.. Нет его, этого времени, — пальцы резко сжались в кулак и Шантар рывком заставил Майкла поднять голову и прошипел, — ты работаешь на Орионскую Империю, Морган, и пока я здесь, забудь про землян!
Он фыркнул, пропустил шелковистые кудри меж пальцев и отошел от врача. Снова глотнул чая. Если сейчас не случится чудо, то халк будет крушить.
— Ты имеешь ввиду батарейку? -  господи, какого же черта он заводит разговор про столь пустячный момент?! — Нет, не привез. Он погиб, — тон голоса был ровный, и никакой заминки, словно орионец говорил не о человеке, от которого в отдельные моменты жизни зависит его существование, а о соседской кошке, — Работа опасная, ему не повезло.
Проще говоря, убит был. Тень сожаления всколыхнулась в душе, и Антива вцепился в кружку обеими руками, умолк и допил свой чай в удрученном молчании. Мужик был хороший, но нервный, нервы мотал с душой и претендовал на то, на что не положено. Может статься, что Шантар и расскажет брату эту историю. А может, и нет.
— Потому я отчаянно нуждаюсь в замене, — наконец выговорил гений. Так неловко было признавать этот факт, но поделать ничего нельзя, батарейка нужна, и чем раньше Шантар её присмотрит, тем лучше. Разведчик приглушенно кашлянул и обернулся, снова пригвоздил Майкла к месту тяжелым взглядом, — Но это не суть важно, — он поставил кружку на стол и протянул хирургу руку ладонью вверх, — Ключ.

0

4


Victor Whitworth // Виктор Уитворт

"fleur - кто-то // think up anger - close to you"

https://69.media.tumblr.com/c46753172e3b84e3f5086f09fe00481c/tumblr_pf7qm4ZvVT1w1m0vpo4_500.gif
fc: michael fassbender

» Раса: вампир
» Возраст: 41 / 248
» Род деятельности: на ваш выбор

ты – морская волна, ты – стремительный шквал,
непокорный, мятежный прибой,
ветер смелых надежд, разбиваясь у скал,
увлекает тебя за собой.

Как же там говорится, дорогой? Пока смерть не разлучит нас? До той поры мы должны быть женаты, да? А будет ли считться, что она нас разлучила, если мы оба мертвы?
Что ты чувствуешь, Виктор, смотря на меня спустя почти двести лет разлуки? Что ты чувствуешь, смотря на женщину, которую когда-то любил? Которая родила тебе дочь? Которую застрелили у тебя на глаза?
Ведь ты был прекрасен, умен. Ты был счастлив жить все эти годы вместе. Но теперь. Я смотрю на тебя, и совершенно не узнаю. Будто бы я смотрю на совершенно чужого мне человека, в глазах которого нет той искры любви, как когда-то. И все же почему-то дыхание перехватывает у нас обоих, да? И я хочу узнать тебя. Расскажи мне, что с тобой случилось после того, как меня убили те пираты? Как тебе удалось спастись? Как ты стал вампиром?
Слишком много вопросов, на которые, даже не знаю, захочешь ли ты давать ответы. Эта случайная встреча в Эшборне столько лет спустя, она будто открыла какую-то рану, что должна была уже давно зажить, но лишь делала вид. И теперь вновь открылась, и зияет своей пустотой, что затягивает все глубже, что задевает давно похороненные струны души. У нас у обоих прошла уже считай не одна жизнь. И ты никогда не станешь для меня чужим человеком. Когда-то ты стал моим спасением. А теперь? Расскажи мне, что с тобой стало. И обними меня. Обними, как дождь обнимает нарциссы.

» Игровые планы: Они когда-то были друг другу самыми близкими людьми, пока смерть не разлучила их, вот ирония. Правда, в итоге оба сейчас вполне себе выглядят живыми. Так можно ли считать, что брак расторгнут? Каждый из них считал, что тот мертв, и поэтому даже не искал. Он видел, как ее застрелили и как она неподвижно и бездыханно осталась лежать на тонущем корабле, который к тому же поглощали языки пламени. Она видела, как в него стреляли, а потом не увидела тело, подумала, что то уже пошло ко дну. И теперь они встретились спустя столько лет в этом небольшом городке. Ради приличия надо же хотя бы поздороваться?

» Дополнительно: как видите, характер, да и вообще практически полностью биография остается за потенциальным соигроком, у меня есть пара абзацев о Викторе в анкете, и вы сможете прочитать их сами;
для меня важно, чтобы вы хотели развивать этого персонажа, я не буду настаивать на игре только со мной, поскольку, на самом-то деле, я играю не особо быстро; но попрошу вас меня любить;
кстати, вы можете не любить флуд, ну, или очень любить, но обсуждения по вк/тг я все же попрошу оставить;
закидаю вас графикой, будьте уверены;

» Шаблон анкеты: после обсуждения решим

пример поста

У нее с самого утра было предчувствие, что сегодня что-то обязательно произойдет. Такое ноющее, щекочущее чувство где-то в районе грудины, которое никак не исчезало. Назойливое, мешающее сосредоточиться на всем окружающем, просто выматывающее. Поэтому в итоге, спустя несколько часов от начала этого, она просто смирилась и попыталась «плыть по течению», так сказать. Попытки как-то отвлечься не увенчались успехом, оставалось просто следовать своей интуиции. Почему-то интуиция говорила ей не идти домой.
Она, в принципе, привыкла ее слушаться. И поэтому, как хорошая девочка, делала все, чтобы оттянуть свое возвращение в ту небольшую съемную квартиру, которую сняла на первое время. Как она думала. Хотя вот прошло уже несколько недель и она начала к ней привыкать, расставив там все так, как ей хотелось, сделав небольшую перестановку, купив огромный пушистый плед на кровать и поставив фикус на подоконник на кухне. И теперь ей нравилось там проводить время, порой настолько бессмысленно, что самой становилось скучно. Но все же это было так прекрасно.
Рамона выбралась за пределы города, уехала к лес, пофотографировала все, что могла. Занимала себя в общем, как только можно. Ей даже показалось, что она увидела парочку не совсем обычных зверей в лесу, но об этом задумываться как-то не хотелось. А потом еще пару часов сидела в местном кафе, поглощая вишневый пирог, который в принципе был ей, как мертвому припарка, но он был таким вкусным, что она не могла себе отказать в этом. Ну и кофе у них был, кстати, тоже очень хорош, тут и говорить было нечего.  Все это время сидя в телефоне и просматривая самые разные страницы по результату поиска в гугле «куда сходить в Эшборне, Вашингтон», она каким-то образом попала на сайт с вакансиями, где увидела, что в местную газету требуется фотограф. Сделав себе заметку в голове, что, возможно, об этом стоит подумать на досуге, все же деньги были нужны, да и Роберта определенно обрадует то, что она нашла постоянную работу в городе.
А еще было очень интересно наблюдать за людьми за окном, которые спешили кто куда, пытаясь отыскать подходящий подарок для близких. Последние приготовления перед Рождеством. Точно. Рамона даже забыла, что сегодня сочельник. Наверное, надо бы купить что-то Роберту и поздравить его завтра, прийти на рождественский ужин, ну, или хотя бы просто заглянуть, чтобы не смущать его друга-сожителя. Хотя Рамона была готова поставить все свое состояние, что между ними не просто обычная дружба. Но ладно, пусть хранят свои секреты. А вот у нее появился еще один повод оттянуть поход до заветной квартирки, ибо интуиция все громче верещала, что идти туда не надо. Ну вот не прямо сейчас. И не в ближайшие пару дней вообще. А лучше вообще свалить из города прямо вот так, с тем, что есть сейчас, налегке, так сказать.
Но все же больше оттягивать было нельзя. Ибо она уже шла с двумя большими пакетами, набитыми всякими различными подарками, неизвестно для кого, побрякушками и украшениями для квартиры. Все же, надо было соответствовать духу Рождества и как-то украсить квартиру. Она уже даже не помнила, когда последний раз проводила сочельник не одна, не в тихой квартирке в одиночестве, наедине с собой и своими мыслями.  И бодрым шагом направлялась к дому. Хотя колокольчик в голове все еще звенел. Но Рамона решила, что уже как-то даже смешно, в конце концов, если там что-то случилось, то она должна с этим разобраться.
Но когда она поднималась по лестнице на нужный этаж, она уже уловила неладное. А подойдя к квартире, то увидела, что дверь приоткрыта. Благо, она научилась двигаться бесшумно, за все эти десятилетия. Да и когда скрываешься, нужно быть очень осторожной. Она остановилась в коридоре и втянула носом воздух. И уловила аромат. Слишком знакомый, чтобы можно было спутать его с другим.  Она боялась его. Настолько сильно боялась, что на пару мгновений растерялась и не знала, что делать. Она не слышала, что кто-то есть внутри, но прямо после этой мысли, ей показалось, что что-то внутри сдвинулось с места, зашевелилось, выдавая, что непрощенный гость все еще внутри. И тоже понял, что рядом с дверью кто-то стоит.
Она не придумала ничего лучше, чем отойти к противоположной двери, ведущую в квартиру к соседу, которого она видела всего пару раз в коридоре и не то, что не здоровалась, а скорее просто мимолетно улыбалась, когда тот проходил мимо. И все. Она не знала, кто он, живет ли один, еще что-то. Но сейчас ее мозг не придумал ничего лучше, чем схватиться за ручку его входной двери, делая вид, что она просто соседка и не собиралась даже идти в ту квартиру, что, на самом-то деле, была ее, и что незваному гостю это все просто показалось, и волноваться нечего. Самое главное было, чтобы он просто сейчас ушел.
А дверь оказалась не заперта, открываясь очень легко, и пропуская Рамону в полумрак небольшой квартиры, которая освещалась огнями от рождественской елки в гостиной. Она поставила быстро свои пакеты на пол, закрыла дверь, а этот раз на замок (этот парень такой самонадеянный, что даже дверь не запирает, или что вообще такое?), и посмотрела в глазок на свою же собственную дверь, которая совершенно не изменилась. Но ей показалось, что она увидела промелькнувшую тень, которая стала приближаться к выходу. Поэтому сама вампирша попятилась назад, заходя за угол, попадая в гостиную, улавливая тихие, едва слышные шаги за дверью, которые, кажется, вышли за пределы ее квартиры и приблизились к соседской двери. Двери, которая вела прямиком в ее своеобразное убежище. Она отошла еще, увидела приоткрытую дверь в другую комнату, зашла туда, затаив дыхание. Замерла, прислушиваясь. Шаги остановились, и спустя пару минут снова направились обратно, в квартиру Рамоны. Она выдохнула.
И так и стояла, пока не услышала голос из-за спины.
Черт.
Она не думала, что этот парень может быть здесь.
Об этом она вообще как-то не подумала.

0


Вы здесь » Alia Tempora » партнерство » Return to Eden