сюжетfaqлицаих ждутсписок персонажейвампирыковеныновемвиратмагияобъявления
махтгисверена
Германия, Швейцария, Австрия 2019 год. Маги живут бок о бок с обычными людьми. Они привыкли оставаться незамеченными, жить по своим собственным законам и свысока смотреть на остальное человечество. Но долго ли это может продолжаться в эпоху повсеместных уличных камер и социальных сетей?

Ты делаешь первый шаг внутрь, а тебя уже приветствуют теплые отблески огня в уютно потрескивающем камине.

В этой библиотеке тысячи томов, но ты точно знаешь, что тебе необходимо

Самое прекрасное, что есть в сокровище, — это то, что оно существует.

Взрослые ужасно испорченные, потерянные люди. Всё потому что они забыли, на самом деле забыли, что вовсе не обязательно притворятся всё время. Фишка в том, что ты вовсе не взрослый.

Alia Tempora

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alia Tempora » Прошлое » Опыт - сын ошибок трудных


Опыт - сын ошибок трудных

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Опыт - сын ошибок трудных
Mahtgis von Altenstein, Marcus Wei

http://sh.uploads.ru/7WUMe.gifhttp://s9.uploads.ru/7F2W1.gif
Учительница:
– Маша, какого цвета у тебя раствор?
– Красного.
– Правильно. Садись, пять.
– Катя, а у тебя?
– Оранжевого.
– Не совсем правильно. Четыре, садись.
– Вовочка, цвет твоего раствора?
– Черный.
– Два. Класс! Ложись!

Гейдельбергский университет, лаборатория Маркуса, апрель 2007 года
Совмещать магию и науку непросто и иногда опасно. Но каждая ошибка даёт возможность узнать что-нибудь новое, если не о мире, то хотя бы друг о друге.

0

2

Жизнь студента оказалась странной штукой. Махтгис до сих пор не мог решить, является ли его учёба бесполезной тратой времени, как утверждал Вильгельм, или возможностью, которой нельзя не воспользоваться. Те из некромантов, что пытались использовать достижения науки, чтобы усовершенствовать свои магические способности, обычно предпочитали медицинские школы. Когда Махтгис заговорил о том, что хочет получить высшее образование, Вильгельм именно это и подумал, и, хоть и с некоторым ворчанием, одобрил. Но фон Альтенштайн имел на этот счёт своё мнение.
Что ему даст медицинская школа? Знания о том как устроено человеческое тело? Но вся действительно важная информация уже давно перекочевала в магические трактаты, а уж практических занятий по анатомии у Махтгиса уже было больше, чем у любого врача за время обучения. А заучивать названия десятков препаратов с их показаниями к применению и побочными эффектами, учиться правильно ставить капельницу, делать биопсию и чему там ещё учат будущих врачей - вот это совершенно точно было лишним.
Другое дело потратить несколько лет на то, чтобы понять, как далеко люди успели продвинутся в изучении той основы существования любого живого существа, представление о которой сложилось лишь недавно. Кто знает, какие перспективы для новых магических приёмов кроются там? Махтгис заявил, что хочет поступать на молекулярную биологию. Понимания и поддержки этот порыв будущего главы дома Праха у Совета не встретил, но упрямство Махтгис явно перенял у давно покойного деда. В конце концов, под честное слово регулярно наведываться в Пфальц - всего-то меньше ста километров, - фон Альтенштайн поступил в Гейдельбергский университет. Разумеется, не под своим именем. Для всех он был Моритсом Гляйснером, магом дома Волны - для тех, кто знал о существовании магии, граффенридским бастардом - для любителей сплетен и пересуд.
За время учёбы он заработал себе репутацию прилежного, но нелюдимого студента. Он полностью игнорировал все студенческие организации, мероприятия да и просто посиделки, держался подчёркнуто отстранённо, и сводил практически всё общение к исключительно учебным темам. Тем не менее за последние пару лет ему пришлось несколько раз отваживать непрошенных поклонниц, которых, кажется, подобное поведение только привлекало.
Но, в то время, как с собственно студенчеством всё складывалось неплохо, отделаться от ощущения, что учитель прав и это всё действительно не более чем пустая трата времени, не получалось.
Махтгис ожидал, что сможет поменять университетские знания на практике, едва только получив первое уверенное представление о принципах устройства живых клеток, однако реальность оказалась далека от воображаемых радужных перспектив. Открытия почему-то не торопились совершаться и даже каких-нибудь перспективных догадок, над которыми можно было бы корпеть вечерами, не появлялось. Но Махтгис и здесь проявил упрямство и продолжал двигаться к диплому, который ему вообще-то был не нужен.
Профессор Вей вёл курс биохимии. Азиат - хотя с таким именем скорее полукровка - он выделялся крайне нетипичной внешностью, которую обычно не ожидаешь встретить даже в весьма неформальной академической среде. Впрочем, внимание Махтгиса он привлёк не этим... не только этим. Маркус Вей был магом и, как вскоре выяснилось, магом для здешних мест довольно необычным. Его заклинания и манера управлять магическими потоками казались Махтгису почти тем, к чему успел привыкнуть он сам, но странным образом отражённым в кривом зеркале. Уже одно это само по себе было достаточно, чтобы Махтгис попытался наладить с ним отношения. А он вдобавок ещё и работал над комбинированием магии - своей страной магии - и науки. Так что ничего удивительного, что одну из своих обязательных стажировок Махтгис захотел провести под его руководством, а профессор Вей и не возражал.
Помимо основного, необходимого для отчёта проекта, который некромант практически сразу посчитал скучным и работал над ним исключительно для галочки, они занимались изучением взаимного влияния потоков энергии Ци, как называл Вей привычную любому некроманту жизненную энергию, и циркуляции крови. Ну… модели крови - жидкости, с химическим составом которой они экспериментировали, помогая себе чарами, и это тоже была часть исследования. Вот это последнее Махтгис плохо понимал. В его представлении кровь была чем-то незаменимым, если не сказать сакральным, и заменять её чем-то ещё было никак нельзя. Умом он понимал, что кровь - не более, чем жидкость с определёнными свойствами, но принять это знание было тяжело.
Правда, дискутировать на эту тему с преподавателем мог Махтгис фон Альтенштайн, но вряд ли - Моритс Глаяйснер. Вей был иностранцем, он не пытался лезть в дела Новемвирата, так что с ним можно было бы и позволить вести себя хоть немного свободнее, но никогда не скажешь, какая мелочь разрушит карточный домик планов, так что, когда на кону стояло, самое меньшее, будущее всего его дома, Махтгис предпочитал придерживаться своей легенды и оставаться далеко не самым способным водным магом. Возможно, профессор Вей, рассчитывавший на его способности к манипулированию водными растворами был разочарован.
И всё же интерес Махтгиса к природе магии не позволял оставаться просто наблюдателем, когда в затылок ввинчивалась идея. Или не в затылок и не идея… Говорят, некоторые называют это чувство по-другому.
Дело шло к вечеру, профессор Вей отправился домой, другие студенты и постдоки Махтгиса не очень интересовали - для магических экспериментов у них было отдельное помещение, - но и они понемногу расходились. Фон Альтенштайн со злостью смотрел на созданную Веем установку. Он полдня бился над тем, чтобы правильно провести через это замысловатое сочетание трубок, микрофлюидных чипов, артефактов-накопителей и самых разнообразных детекторов эту их недокровь, поддерживая нужные чары и характеристики потока. И когда он в конце концов, уже подумывая, не провести ли сюда тайком Эльмара, смог, оказалось, что всё это было очередным тупиком. И - Махтгис был уверен - дело тут не в очередной неудачной конфигурации, а в материале. Зачем моделировать кровь, накладывать замысловатые чары, следить за соблюдением десятка условий одновременно, если можно просто её использовать? И тогда вместо двух переменных останется лишь одна. Добившись успеха с ней, можно, так и быть, перейти к этим самым жидкостям. Разве не логично?
Сегодня Махтгис собирался в этом убедиться. Кровь он позаимствовал в университетском морге. Можно было бы и что-нибудь посвежее найти, но потом ведь пришлось бы объяснять, что и откуда… На первый раз можно было бы обойтись и без этого.
Уже с первых секунд стало ясно, что вот - оно. Впервые показатели хоть как-то приблизились к расчётным. Нет, тут ещё явно требовалась работа и новые эксперименты, но работа, а не блуждание в темноте наугад. Радоваться пришлось недолго. Едва только все накопители оказались задействованы, магия начала вести себя совершенно непредсказуемым образом. Какое-то время Махтгис ещё пытался самостоятельно исправить ситуацию, но с таким же успехом можно было бы затыкать дыры в разваливающейся на куски бочке.  Вся система становилась нестабильнее с каждой секундой и единственный способ остановить это, который пришёл некроманту в голову, это физически разрушить установку и направить высвободившуюся энергию куда-нибудь.
С надсадным звоном по полу рассыпались осколки. Этажом ниже два с половиной десятка лабораторных мышей в один миг испустил дух, а две секунды спустя уже снова неуклюже завозились в своих клетках.

+1


Вы здесь » Alia Tempora » Прошлое » Опыт - сын ошибок трудных