сюжетfaqлицаих ждутсписок персонажейвампирыковеныновемвиратмагияобъявления
махтгисверена
Германия, Швейцария, Австрия 2019 год. Маги живут бок о бок с обычными людьми. Они привыкли оставаться незамеченными, жить по своим собственным законам и свысока смотреть на остальное человечество. Но долго ли это может продолжаться в эпоху повсеместных уличных камер и социальных сетей?

Ты делаешь первый шаг внутрь, а тебя уже приветствуют теплые отблески огня в уютно потрескивающем камине.

В этой библиотеке тысячи томов, но ты точно знаешь, что тебе необходимо

Самое прекрасное, что есть в сокровище, — это то, что оно существует.

Взрослые ужасно испорченные, потерянные люди. Всё потому что они забыли, на самом деле забыли, что вовсе не обязательно притворятся всё время. Фишка в том, что ты вовсе не взрослый.

Alia Tempora

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alia Tempora » Прошлое » para bellum


para bellum

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

para bellum
Magnus Eberhardt, Roland Eberhardt

Хочешь мира - готовься к войне

Мюнхен, 11.10.1942
На войне все средства хороши. Наказание за непослушание - смерть. Хуже только, когда это не твоя смерть, а смерть родных.

Отредактировано Magnus Eberhardt (2019-04-15 17:33:57)

0

2

Война пахла потом и кровью, пылью оседала на одежде и впитывалась в сереющую с каждым днём кожу. Она оставила Магнусу не так уж много радостей, которые могли бы хотя бы ненадолго заставить его улыбнуться, а пролёгшую складку меж бровей разгладиться и почти исчезнуть. Вынужденная разлука с семьёй старила Эберхардта. В редкие минуты, что он мог посмотреть на себя в зеркало, а не в отражение в стакане с дурно сваренным кофе, ему казалось, что все прожитые годы разом решили навалиться неподъемным грузом на плечи. Казалось бы, что такое сто лет для мага? Всего лишь половина жизненного пути, если дальше будет везти так же, как в первые сто лет. А он чувствовал себя так, словно вот-вот упадёт полумёртвым и останется лежать не в силах пошевелиться.
Порой Магнус думал, что нужно было уезжать ещё в тридцатых. Взять семью, собрать весь дом и просто отдать приказ: все маги Ветра обязаны покинуть Германию в ближайший год-два. Это бы сильно упростило ему жизнь. Не было бы этой войны вокруг, со всеми её разрушениями и ужасами. Она была бы всего лишь тихим стоном, доносящимся из Старого Света. У него могла бы быть нормальная жизнь простого мага где-нибудь в Америке. И не так важно в Южной или Северной. Главное, что войны не было бы рядом. В другое время за такие мысли Магнус назвал бы себя трусом и предателем, но сейчас он просто слишком устал, чтобы хотя бы как-то создавать видимость готовности сражаться даже не за свои идеи.
Вошедший к нему мальчишка с письмом в руке поспешил сообщить, что оно пришло ещё утром, но его, Эберхардта, нигде не могли найти, так что пришлось дежурить под дверьми и ждать того времени, когда глава дома появится на месте. Магнус письмо ждал, но не думал, что оно придёт столь быстро и в столь неудачный для него момент. Судя по серому конверту - нельзя было понять сразу были ли серее его руки или бумага - никаких хороших вестей внутри быть не могло. Имя же отправителя сулило только плохие вести и никак нельзя было рассчитывать на возможность их избежать. Конечно, можно было и не открывать конверт, но тогда неизвестно, что добило бы Магнуса больше - гнетущее незнание или война.
Он колебался, глядя на ни в чём не виноватую бумагу так, словно она была его заклятым врагом. Письмо не испытывало никакого стыда и оставалось лежать на столе, не желая исчезать и притворяться, что его и не было тут, а всё происходящее - дурной фарс. После открытия конверта легче не стало. Герхардт начинал довольно вежливо, но Магнус знал, что за вежливостью на бумаге скрывается холодность палача, уже воплотившего наказание в жизнь. Он просто боялся представить, до какой степени жестоким оно могло быть. На ладонь упали кольца Магды и Кая и амулет сына. Металл был обжигающе холодным, и Эберхардт тупым взглядом смотрел на свою руку, прекрасно понимая, что с живых снять эти украшения было невозможно. Горло сдавило внезапным спазмом, недочитанное письмо плавно опустилось на стол, а сам Магнус рухнул в кресло, скрипнувшее от такого тяжёлого падения.
Он много думал о том, как отреагирует на такие вести. Было понятно, что после смены сторон, пока ещё неофициальной, удар от дома Праха не заставит себя ждать. Но вот в чём было дело: Магду он не любил, а короткая жизнь Кая не была для него сюрпризом. И всё же  в груди что-то кололо, заставляя ощущать своё предательство особенно сильно. Соглашаясь на предложение Альденберга одним из первых, он должен был понимать, что оно заставляет его подписать смертный приговор половине своей семьи. И всё же тогда хотелось думать, что выручить Магду и Кая у него ещё получится, но ледяные амулеты в ладони говорили о том, что отец и муж из него получился никудышный.
- Позовите Роланда ко мне, - он выглянул за дверь, не глядя ни на кого из мальчишек конкретно, но отдавая приказ хриплым тихим голосом. Ослушаться его не могли, но Магнусу было немного всё равно, кто побежит к брату, передавать новость о том, что его хотят срочно видеть. В кабинете стояла всё такая же мёртвая тишина. Магнус опустился на старый диван, вытягивая ноги и разглядывая свои грязные ботинки. За годы войны у него осталось всего два плотских желания: помыться и поспать. Даже голод перестал его волновать. Он научился не обращать никакого внимания на это ощущение тошноты, потому что не мог никак понять, тошнит ли его от голода или от войны, а может и от всего сразу. Глаза невыносимо резало то ли от слёз, то ли от того, что он мало спал в последнее время. Эберхардт откинул голову на спинку дивана, прикрывая глаза и стараясь успокоиться. Вряд ли Роланда найдут в ближайший час, так что у него было немного времени, чтобы хотя бы немного поспать и избавиться от накатившей усталости.

+1

3

Дом номер восемь по улице, название которой, пусть даже и написанное теперь латиницей, Роланд все ещё ленился прочесть и тем более запомнить, когда-то принадлежал большой и, очевидно не бедствовавшей еврейской семье. Он опустел больше года назад и с тех пор городская управа то ли продала его кому-то, то ли собиралась продать. В любом случае, это их проблемы, пусть они и разбираются. Эберхардт хотел получить приличное здание под временный штаб для себя и своего отряда, и он его получил, в который раз оценив удобство высокого звания. Дубовые листья на петлицах, если и не творили чудеса, то значительно облегчали жизнь.
Так уж получалось, что Роланду приходилось много перемещаться, и если с магами проблем не возникало, то объяснять каждый раз всяким зондер- и прочим фюрерам, кто он такой, почему имеет право и почему не стоит к нему лезть с дурацкими вопросами, было утомительно. Как именно провернулись бюрократические шестерёнки, он не знал, но теперь до смешного тоненькая папка с его личным делом хранила историю головокружительного карьерного роста. Впрочем нужные люди в Центральной канцелярии СС прекрасно знали, что задавать лишние вопросы о таких вот тоненьких папках не стоит.
Ещё одним полезным приобретением, доставшимся ему вместе со званием был Лукас Бауэр, радист и единственный человек в его отряде, каким-то чудом умудрившийся до сих пор не верить ни во что сверхъестественное. Ребята делали ставки на то, когда же он начнёт что-то подозревать и что после этого предпримет, а пока Лукас был чем-то вроде домашнего питомца. О нём заботились, признавали его полезность, но своим этот исполнительный паренёк так и не стал. Зато он прекрасно знал своё дело, что позволило Роланду совершенно не думать о том, кто и как его может найти. Всем этим занимался Лукас, а Роланду только осталось выдать короткие инструкции тем, кому это могло бы понадобится.
И вот сейчас, очевидно, понадобилось. Стоило Эберхардту вернуться - или даже шумно ввалиться - в этот так называемый штаб, как из своего логова, точно чёртик из табакерки, выскочил Лукас и вручил ему аккуратно записанное на бумажке сообщение с точным временем получения. Такое короткое, что, право слово, можно было бы и устно передать, но не положено. Брат хотел его видеть. Раз не указано место, то дома, в Мюнхене, раз не указано время, то прямо сейчас, а раз не сказано “срочно” то Магнус подождёт, не развалится, особенно учитывая, что сообщение было получено - Роланд глянул на часы - меньше десяти минут назад.
Так что, поблагодарив радиста, он занялся более неотложными делами. В первую очередь, прямо на оторванном от лукасовой бумажки куске он спешно набросал записку для одного знакомого целителя, сложил простеньким конвертом, запечатал магией и передал перенимавшемуся с ноги на ногу магу дома Искры. Рихарду сегодня досталось и даже слишком, так что они не решились тащить его в город. И пусть дом Жизни категорически отказывался выступать на их стороне, но этот конкретный целитель задолжал услугу лично Роланду. Вот, пришло самое время потребовать долг. Гонец исчез едва переступив порог.
“Хоть дверь бы за собой закрыл”, - ворчливо подумал Роланд, вызывая резкий порыв ветра, хотя на самом деле прекрасно понимал, что когда твой друг вот прямо сейчас не может определиться, жив он или уже нет, не до таких мелочей. Они уже давно - больше месяца - никого не теряли. Расслабились.
Что примечательно, Лукас куда-то очень вовремя скрылся и снова остался в неведении, что некоторые умеют исчезать в мгновение ока и захлопывать двери взмахом руки. У него это всегда так вовремя получалось, словно Бауэр уже давно был в курсе, куда его занесла служба, но тактично делал вид, что ни о чём не догадывается. Мол, пусть господа маги порадуются.
Всё остальное могли сделать и без него, но Роланд всё равно педантично убедился, что никто ничего не забыл и не потерял, отдал распоряжения на ближайшее будущее, отловил еще одного из своих искровцев и приказал ждать его в Вильнюсе, докуда у Роланда остался неиспользованный портал, наспех умылся, напоследок заглянул на балкон насыпать зерна для их разведчика-анимага и наконец был готов обрадовать брата своим появлением. Вся суета заняла не больше получаса, а значит, желание видеть его Магнус выразил примерно часа полтора назад. Ну вот и отлично.
Роланд был одним из тех, кто с самого начала высказывал очевидную в общем-то идею о том, что маги разных домов должны действовать не просто как союзники, но как боевые товарищи. То ли за свои заслуги, то ли стараниями брата, но довольно быстро он получил возможность собрать такой смешанный отряд, а уже то, что теперь они все превратились в сплочённую команду, где никто не жался в группки “из своих”, было целиком его заслугой, которой Роланд по праву гордился. Он просто не мог бросить своих ребят сразу после боя только ради того, чтобы брату пришлось меньше ждать.
Мюнхен встретил его напоминанием о том, что лето было не так уж и давно, и уютной аккуратностью городских улиц, от которой он уже успел отвыкнуть. Какое-то время он стоял неподвижно, раздумывая, а не плюнуть ли на всё и пойти погулять по с детства знакомым местам, но потом всё же решил для начала выяснить, что же понадобилось Магнусу, и надеяться, что после этого желание пройтись по набережной Изара не исчезнет.
Перед кабинетом брата на него отчего-то странно покосились, но никто ничего не сказал и Роланд, мысленно пожав плечами, прошёл внутрь.
И застыл на пороге, аккуратно прикрыв за собой дверь.
Захотелось выйти и на всякий случай уточнить дежуривших у кабинета ассистентов, порученцев или как их там всех зовёт Магнус, не позвали ли его в связи с безвременной кончиной главы дома? И если да, то где вся полагающаяся по такому поводу суета и почему все такие спокойные? Но нет, брат определённо дышал. Ну, хоть что-то…
Нет, Роланд и сам выглядел как человек, которому не помешал бы хороший отдых, но по сравнению рядом с Магнусом об этом даже упоминать было бы стыдно. Сколько они не виделись? Месяца три, может, больше, и тогда, помнится, глава дома тоже не блистал бодростью и здоровьем. Если так пойдёт и дальше, то ещё через три месяца главой дома будет уже Кай, если вылезет из той дыры, где он уже три года отсиживался.
Деталей исчезновения Кая и тёти Магды Роланд не знал, а брат и племянники при попытках что-нибудь выяснить мялись, несли всякий бред или просто отказывались отвечать. По смутным обрывкам Роланд решил, что жена и старший сын оказались крайне недовольны решением Магнуса поддержать дом Праха и уехали в один из загородных домов семьи. Два года назад Роланд даже отыскал время проверить их все, но тщетно. Должно быть, тётя Магда вспомнила о родственниках из дома Искры.
И хотя в целом Роланд мог понять такое поведение, но не три же чёртовых года. Сейчас, глядя на Магнуса, чем-то напоминавшего египетскую мумию, Роланд твёрдо решил, когда Кай наконец вернётся, безо всякой магии съездить ему по лицу. Потому что мало ли какие там разногласия, но так, буквально, убивать отца нельзя. Просто нельзя, безо всяких “но и оправданий.
С этой мыслью Роланд выскочил из кабинета и приказал никого ни при каких обстоятельствах не пускать к брату до его возвращения. А за ослушание пригрозил отдать некромантам на опыты. И нет, никакой глава дома их не защитит, потому что вы вообще когда этого главу в последний раз видели? Кого он такой вообще защитить может? Похоже, ему удалось сказать это с достаточной серьёзностью, чтобы зародить сомнения в шутливости угрозы. Славно.
Кухарка встретила его так же подозрительно, как и ассистенты наверху - кажется, их всех не устраивала его форма, но разбираться с этим Роланду было лень. Зато едва разобравшись в цели визита, женщина расцвела и с энтузиазмом принялась заполнять поднос всякими вкусностями: плавающая в ароматном даже просто на вид бульоне белая колбаса и брецель на салфетке, молочный рис и блюдце с клюквенным джемом рядом, чайничек с заваренной мятой и чашка - сначала одна, потом, после быстрого взгляда на Роланда и вторая, тарелка с салатом, блюдо с нарезкой мяса, кусок свежевыпеченного яблочного штруделя… Судя по скорости, с которой всё это появлялось, кухарка ждала этого момента уже давно и была постоянно к нему готова. Роланд подозревал, что голодающих глав домов откармливать надо как-то по-другому, но, поблагодарив, взял, что дали и с этой ношей вернулся в кабинет Магнуса. Поднос он поставил на стол перед спящим братом, мимоходом подхватив оттуда одинокое письмо. Тут же обнаружил и причину косых взглядов - на серой полевой форме штандартенфюрера СС хорошо была заметна кровь, чёрная была бы в этом плане гораздо удобнее. Своих или чужих уже было не понять, за последние несколько часов Роланду довелось как убивать, так и, спешно припоминая небогатые знания о целительстве, закрывать чужие раны. Хорошо, что он не пошёл сразу гулять, как собирался…
С письмом в руках он уселся в кресло напротив. Ещё на конверте он заметил имя отправителя, но смысл сходу оставался непонятен. Что-то вежливо-едкое про какие-то невыполненные обязательства и какой-то залог… Он не успел разобрать, что к чему, прежде чем брат завозился, просыпаясь. Делать вид, что чужая переписка его не интересует, а письмо случайно оказалось в руках, Роланд не стал. Ещё чего. Не хотел бы, чтобы он это прочитал, убрал бы подальше.
- Что это? - Роланд указал на письмо в руке. - Что ты там опять не поделил с фон Альтенштайном? Рассказывай. Хотя нет, - он мотнул головой. - Пока ты не съешь хотя бы половину всего этого, - кивок на поднос, - я отказываюсь тебя слушать.
И в подтверждение своих слов Ролнад в несколько жестов окружил себя звуконепроницаемым барьером, после чего сложил руки на груди в ожидании умилительного зрелища обедающего брата.

+1


Вы здесь » Alia Tempora » Прошлое » para bellum


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC