сюжетfaqлицаих ждутсписок персонажейвампирыковеныновемвиратмагияобъявления
махтгисверена
Германия, Швейцария, Австрия 2019 год. Маги живут бок о бок с обычными людьми. Они привыкли оставаться незамеченными, жить по своим собственным законам и свысока смотреть на остальное человечество. Но долго ли это может продолжаться в эпоху повсеместных уличных камер и социальных сетей?

Ты делаешь первый шаг внутрь, а тебя уже приветствуют теплые отблески огня в уютно потрескивающем камине.

В этой библиотеке тысячи томов, но ты точно знаешь, что тебе необходимо

Самое прекрасное, что есть в сокровище, — это то, что оно существует.

Взрослые ужасно испорченные, потерянные люди. Всё потому что они забыли, на самом деле забыли, что вовсе не обязательно притворятся всё время. Фишка в том, что ты вовсе не взрослый.

Alia Tempora

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alia Tempora » Прошлое » Всем не угодишь


Всем не угодишь

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Всем не угодишь
Petra Althaus, Roland Eberhardt

окрестности Несвижа, Беларусь, 12.10.1942
Война не любит тех, кто пытается жить в согласии с совестью. Можно лишь спрятаться за приказами тех, кому предстоит нести груз принятых решений и надеяться, что тебя он не заденет.

0

2

[indent] У унтерштурмфюрера был шнапс. Он делился им с радостью в темном деревянном срубе с офицерами, которые почему-то чувствовали себя победителями. Под Ленинградом сотрясли блокаду, хоть и не сняли, но здесь офицеры чувствуют себя королями, которые обнесли замки, превратив величие прошлого в санитарную часть. За день вообще много чего произошло. Северное сияние обрушилось на землю, расколовшись на те самые льдинки, из которых не сложить «вечность». Офицеры не упились и даже не сожгли перевернутой лампой сруб. Еще на месяц у них будет место для собраний.
[indent] Со стороны своего поста роттенфюрер наблюдает за тем, как они расходятся по оккупированным домам, где им «рады». Роттенфюрер сам живет в таком, сам видит, как женщина, хозяйка, заводит за спину своего ребенка и что-то лопочет на своем, когда он, сгибаясь, проходит в дом. Ему всегда достается еда, которую он сам иногда приносит, если не задерживается на посту. Его отряд не двигается с места, замерев под Несвижем. Приказов от Дома после того самого, жесточайшего, больше не было. Они прочесывают оккупированные территории, проверяя на вшивость состав.
[indent] И они даже не гестапо. С «СС» только на погонах, рукавах и петлицах. Бледно-голубые глаза выедает дым, а роттенфюрер только сильнее сжимает зубы. До последней капли, чтобы выело легкие, хотя знает, что не получится. Огонь огнем не вывести. Надо очень постараться, чтобы сжечь феникса. Он очень постарался, воспользовавшись идеей, преподнесенной смертным людям на блюде от невидимого врага.
[indent] Говорят, что скоро чистки начнутся и в рядах нацистов. И это будут не шпики, шныряющие по Берлину и выдергивающие предателей из толпы, это будет удар сверху, напрямую. Даже народ с той стороны фронта ничего не сможет сделать. Народы. Они провели такую ровную, яркую линию между «нашими» и «ненашими», что невозможно запутаться. Выполняй приказы да и только.
[indent] Роттенфюрер отчего-то не уверен. Роттенфюрер жалеет, что его руки могут держать пистолет-пулемет, но не способны удержать скальпель. В бежевом халате в пятнах как-то проще решать, кому жить, а кому — умирать, ибо всегда можно сказать, что «он может расколоться» или «у калеки язык подвешен».
[indent] Дым задыхается в ладони, а Альтхаус складывает два указательных пальца и два больших в треугольник. Проводит этим треугольником по окраине леса. Вместо бинокля у него иллюзия тепла. Все ведь будущие мертвецы сначала теплые, правильно. Вот он и всматривается, одновременно прислушиваясь к тому, как офицеры с другой стороны толкуют о том, что это будет последняя холодная зима, о том, что у их женщин будут лучшие подарки, о том, что им больше не надо будет довольствоваться деревнями на окраине окраины.
[indent] Роттенфюрер замечает маленькое пятнышко, обжигающее пальцы на осеннем ночном ветру, от которого трясутся и скрипят ветви, бревна, калитки, прикрывая беженца с тылов. Собаки не лают. Альтхаус снимается с позиции вместо них, держа MP так, чтобы в любой момент можно было прикончить «огонек» до того, как он заметит преследователя…
[indent] Некстати вспоминается огонек в банке, который соблазнительно зажечь. Морщась Альтхаус заставляет себя не думать об этом. Ему бы не потерять след. Выбор между оружием и магией очевиден, если способности позволяют выкурить партизанский отряд, но не расправиться с кем-то незаметно. Зато можно пытать. Вместо каленой проволоки использовать пальцы.
[indent] Говорят, женщины не любят войну, но на ней становится самыми жестокими существами. Альтхаус не знает наверняка, ну двух монстров, носивших толстые белокуры косы за спиной, роттенфюреру приходилось встречать. За себя он не говорит. Потому что он даже про себя зовет себя Петером, чтобы не выдать себя. После того, как выгребли мусор из печи, стало проще. В его отряде не было кого-то с похожим именем.
[indent] Петер теряет след. Петер не был охотником или следопытом. Петер был солдатом, умевшим применять оружие на поле боя и уничтожать массово. Роттенфюрер наследовал от него все, потому останавливается, надеясь на провидение и свой слух. MP тянет ремень. Бинокль находит «тепло» почти вот здесь, рядом. Настолько рядом, что Альтхаус спешит вскрыть застежку кобуры и достать вальтер, но только в своих мыслях. В настоящем он высматривает в тени силуэт перед собой, два силуэта на два огонька и тот, что ближе, попадает «на карту». Чужая кровь закипает одновременно с раскалывающей болью в черепной коробке Альтхаус. Поднять температуру чужого тела до такой степени, чтобы человек дошел до бреда, удается не без потерь. Возраст. Ловкость рук существует только буквально, когда роттенфюрер выхватывает наконец-то вальтер и наставляет на спину человека, чуть повыше самого преследователя.
[indent] Если сосредоточиться, то можно понять, что Альтхаус ищет смерти и очень-очень глуп, ибо идет с зубочисткой на медведя, сам не зная, зачем.

p.s. текст этого поста и последующих
далее несет исключительно художественный
характер и не оправдывает совершенных
преступлений. автор не поддерживает 
позицию персонажа.

Отредактировано Petra Althaus (2019-04-19 20:54:16)

+1


Вы здесь » Alia Tempora » Прошлое » Всем не угодишь